Меню навигации+

Познакомьтесь: Myron & E

Опубликовано 10 Июл 2013 года в Музыка, Новости, Статьи | Нет комментариев

Myron & E

Весьма нетипично, когда два исполнителя выпускают свой первый альбом лишь после многих лет совместной работы. Но не только это делает калифорнийский вокальный дуэт Myron & E (Майрон & И) таким особенным.

Они познакомились ещё в свою бытность бэк-вокалистами группы Blackalicious, которая записывалась на лэйблах Quannum и Solesides. До этого И был диджеем, а Майрон — танцором на In Living Color, комедийном шоу первой половины девяностых. Как ни странно это прозвучит, оба музыканта утверждают, что и то и другое напрямую повлияло на их нынешнее творчество.

Myron & E

В 2012 году дуэт заключил контракт со Stones Throw Records, и вот, второго июля 2013 года, спустя более десяти лет с начала их сотрудничества, наконец вышел дебютный альбом Myron & E. Музыканты поделились с сайтом The Boombox мыслями относительно своего звучания и того пути, который они прошли от хип-хопа к классическому соулу.

Как оно в целом, что делаете? Это не обязательно может быть связано с музыкой.

Myron: Я пытаюсь снова наладить отношения со своей семьёй. Я уехал из Лос-Анджелеса больше десяти лет назад и пропустил много домашних праздников, так что сейчас стараюсь восполнить пробелы. Мы общаемся, тусуемся — не в клубах, а просто так, и это помогает мне не отрываться от реальности. Они, конечно, прикалываются на тему того, как меняли мне подгузники, но это всё равно очень здорово. Не со всеми получается ладить, но всё равно я их всех люблю (смеётся).

Е: Я посвящаю почти всё своё время работе над нашими записями. Это огромный труд — устраивать концерты, выступать, вносить посильный вклад в запись и рекламу альбома.

Кстати, к слову об альбоме. Broadway появится в магазинах в июле. Чего стоит ожидать от этой пластинки?

Е: Не знаю; думаю, это винтажный модерн-соул, там понемногу от всех музыкальных стилей. И прежде, чем вы скажете что-нибудь о регрессе, сразу добавлю: да, там есть что-то от звучания 60х, 70х и даже 80х. Взять вот песню Do It — там собрано всего понемногу; надеюсь, людям это понравится.

Myron: Как бы ты охарактеризовал этот жанр?

E: Даже и не знаю, он довольно-таки необычный. Инструментальная часть определённо звучит слегка архаично, но думаю, мы всё-таки ближе к модерн-соулу восьмидесятых годов.

Myron: Определённая преемственность наблюдается.

Есть и другие вокальные дуэты, но их творчество не похоже на ваше. Не хочется называть его нео-соулом, поэтому скажите: как вы сами можете описать музыку, которую исполняют Myron & E?

E: Не уверен, что мы вообще думали о нашей музыке в таком ключе. Мы просто садимся и пишем песни. Если мы не можем собраться вместе, то Майрон при написании песни учтёт, что я тоже буду её петь — ну, а когда я пишу один, я тоже иногда думаю: «Во, Майрон, это как раз для тебя подойдёт». Что же касается чёткого определения, то я не думаю, что здесь можно обойтись одним словом или фразой.

Майрон, в начале девяностых вы участвовали в проекте In Living Color. Как этот жизненный опыт повлиял на вашу собственную музыку?

Myron: (Смеётся) Я с этим завязал (смеётся). Знаете, жёстко так было, как с бедным родственником: «Вернись в комнату и не выходи, пока не закончим». Ну и вот я участвовал там в качестве танцора. А я люблю танцевать один или с другими людьми, люблю смотреть, как танцуют.

В своё время Myron & E выступали в Финляндии, и тогда наши концерты были совсем не похожи на нынешние. А потом у нас был долгий разговор на тему того, как мы хотим, чтобы всё происходило, и о том, как добавить изюминку в наши песни, хоть они сами по себе и хороши. Мы же не хотим, чтобы народ в зале заснул или даже просто заскучал. Если мне на сцене скучно, это чувство передаётся и публике, а мы хотим, чтобы все развлекались и потом говорили: «Боже, как же я люблю эту группу!» И поэтому, когда музыка весёлая, можно петь, что «You know what, you’re right, love is a cold game» — и всё равно все танцуют. Слова грустные, но ноги так и идут в пляс.

Мы хотим, чтобы на концертах было весело, хотим больше мажорных аккордов, как в Cold Game — хлопайте в ладоши, развлекайтесь. Так что когда мы танцуем на сцене, публика в зале тоже танцует и все счастливы. Просто надо быть позитивнее.

Когда мы вчера выступали на радио KCRW, у меня было ощущение, что в отдельных комнатах одновременно проходило несколько мини-вечеринок. Нам потом говорили, что мы танцевали, развлекались и вообще валяли дурака, и от этого всем тоже было весело. В этом фишка хорошего концерта — об этом надо всегда помнить, когда ты работаешь над своим репертуаром.

E: Для нас это очень важно. Мы стараемся сделать так, чтоб публика не зацикливалась на том, насколько быстрые песни на наших концертах. Вас не должно заботить, сколько там ударов в минуту — мы стараемся играть так, чтоб люди хлопали в ладоши и танцевали. Пока мы оба прёмся от происходящего, мы знаем, как поделиться этим с аудиторией.

Вы познакомились, когда Майрон переехал в Калифорнию и начал выступать в качестве бэк-вокалиста. Поделитесь подробностями?

E: Я познакомился с Майроном, когда мы оба выступали с группой Blackalicious — Майрон был их бэк-вокалистом, а я на этих гастролях был диджеем. Вот так мы и встретились. Мы были друзьями сколько? Шесть, семь, а то и восемь лет, пока не придумали проект Myron & E. До этого я диджеил — да и сейчас продолжаю, но раньше ничем, кроме этого, не занимался. У меня вышла пара пластинок на разных лэйблах, в том числе одна на инди-лэйбле в Сан-Франциско. Её приняли очень хорошо, так что меня попросили записать ещё что-нибудь.

И вот, когда я готовил музыку для нового релиза, я задумался, как бы мне при записи обойтись без сэмплов. Несколькими годами ранее, когда у меня были гастроли по Европе и я выступал в Хельсинки, я познакомился с группой Soul Investigators. И когда я прикидывал, кого можно пригласить исполнить для меня музыку, мне пришла на ум эта группа.

Я написал им имейл: «Привет, есть такое дело — ищу, кто бы сыграл для меня. Вам это интересно?» Они ответили, что да, конечно, но есть только один вопрос. Когда я приезжал в Финляндию, я заглянул к ним на студию и немного попел — я не пытался произвести на них большое впечатление, но им очень понравилось, как я пою, так что они сказали, что готовы записать для меня музыку, но в обмен хотят, чтобы я спел для них песню.

Я сказал, что всё круто, и не придал этому особого значения. А потом однажды ко мне в гости заглянул Майрон; я рассказал ему, что есть ребята в Финляндии, которые хотят, чтобы я спел на их записи. Давай, говорю, споём песню вместе. «Да легко», — ответил Майрон, после чего мы сочинили и записали Cold Game. И вот тогда-то всё и завертелось.

Следующий вопрос я адресую персонально вам, И: вы диджей и давно увлекаетесь диггерством, вы с этого начинали. Как это помогает раскрыться вашему музыкальному таланту?

E: Ну, познания в старом фанке, соуле и много чём ещё — это очень полезно, а я копаю эту тему последние лет двадцать. У меня около десяти тысяч сорокапяток, и минимум пятнадцать лет я собираю пластинки со всего света, так что многое из того, что вы слышите на наших записях, появилось после того, как я кидал кому-нибудь из Soul Investigators ссылку на Youtube и писал, что мы хотим записать что-нибудь подобное — необязательно играть один в один, но если сыграть что-то в этом духе, то будет очень круто.

Так что мои пластинки и знания сильно упрощают сочинительство, помогают объяснить ребятам общую идею песни, какое настроение мы хотим создать. Это особенно важно, когда мы выступаем с концертами.

Это очень интересно, и я прекрасно понимаю такой подход. А как вы к нему пришли и почему решили, что это хорошая идея?

E: Пара ребят из Soul Investigators сильно увлекается диггерством. Они отлично разбираются в музыке и давно всё это слушают, и вот когда мы только начали работать вместе, мы с их барабанщиком Юккой (Jukka Sarapaa) всё время сидели в чате и посылали друг другу ссылки на песни. Я могу чатиться на работе, когда здесь день, а у них там ночь, так что мы постоянно трепались друг с другом.

Иногда Юкка посылал мне песни и писал, что если я смогу найти эту пластинку в Калифорнии, не мог бы я прикупить и ему копию. А иногда я отправлял ему ссылку и просил найти пластинку для меня. И, поскольку мы разделяем общую любовь к музыке, всё закончилось тем, что мы начали обсуждать: отсюда можно взять вот это, оттуда — вон то, и если не копировать в точности, а сделать что-то близкое в музыкальном плане, то было бы просто здорово.

Вы двое давно сотрудничаете, и вот в этом году вы заключили контракт со Stones Throw, и мы наконец услышим ваш дебютный альбом. Наверное, это много для вас значит? 

Myron: Да, конечно. Это тем более важно, потому что мы давно терзали этот материал, мы ведь начали гораздо раньше, чем пришли на Stones Throw. Всякое бывало, и взлеты, и падения — но вот теперь мы сами по себе, не поём бэки, не разогреваем другие группы диджейством, а сами ездим в туры.

E: Чувак, лично я просто в восторге. Как сказал Майрон, потребовалось много времени и усилий, чтобы всё получилось. Очень, очень здорово, что мы наконец закончили альбом. Думаю, главное здесь то, что если бы мы не верили в себя, мы бы, наверное, при первых же сложностях решили бы: «Ну нет, знаешь, чего-то меня больше не прёт».

Но мы по-настоящему довольны тем, что мы записали, и откликом, который наши синглы вызывают у поклонников — народу они всегда нравились, и это, в свою очередь, всегда помогало нам продолжать работу. А ведь долгое время наши записи кроме, кажется, двух треков, можно было найти только на семёрках. Так что очень здорово, что благодаря нашему упрямству мы наконец увидели свет в конце туннеля.

 

Перевод: Мария Mary_J Миронова, Олег MoBKiD Миронов

Источник:  The Boombox

comments powered by HyperComments
468 ad