Меню навигации+

The Sods

Опубликовано 4 Июн 2013 года в Музыка, Статьи | 6 коммент.

Думаю, что мне стоит поделиться с вами историей группы The Sods. Они, наравне с несколькими другими коллективами, стояли у истоков того, что сейчас оптимисты вроде меня называют российской мод-сценой. Я сам создал эту группу, и сам же со временем, в зените славы, ввёл в состояние искусственной комы. Что поделать, есть такой грех.

The Sods

The Sods собрались в далёком 1995 году, когда я, бас-гитарист, утомлённый сессионной работой в десятках всевозможных команд, решил наконец остепениться и лично поруководить творческим процессом в отдельно взятом коллективе.

Первым, после серии продолжительных душеспасительных бесед, в группу влился мой друг и давний соратник Александр Молчанов, клавишник и признанный ловелас. Именно с его помощью была доведена до ума общая музыкальная концепция и произведён первичный отбор материала в нашу программу. Ситуация осложнялась тем, что Александр на тот момент проходил службу в рядах доблестной Российской Армии, руководя духовым оркестром и играя в стратегические игры на приставке. Пришлось буквально похитить его из части, куда он впоследствии решил не возвращаться, уйдя в бессрочную самоволку. 

Далее из небытия возник и завладел нашими сердцами актёр и барабанщик Илья Ивахнов, богато разнообразивший сценическое действо The Sods элементами чисто театрального сумасшествия. А вот поиски гитариста со временем пришлось сделать частью фирменного стиля группы, ибо менялись они у нас с завидным постоянством. Отдельно хотелось бы отметить г-на Сомбреро, существенно раздвинувшего музыкальные рамки коллектива в сторону брутальной психоделии, и Леонида Синцова, последнего гитариста группы, который своей минималистичной ритм-энд-блюзовой техникой оказал огромное влияние на формирование финальной программы The Sods. В 2000 году к группе присоединился саксофонист Леон Суходольский, великолепный джазмен и знаток современной экспериментальной музыки — с ним The Sods определённо отыграли свои лучшие концерты.

The Sods

Изначально репертуар группы составляли смелые переработки песен The Standells, Velvet Underground, MC5, The Stooges, The Sonics, плюс несколько своих композиций. Сейчас в это сложно поверить, но с подобной программой The Sods получили контракт на игру два раза в неделю, по семь часов каждую ночь, в клубе Лайза, чья сцена находилась под открытым небом прямо на берегу Кронверкского Пролива, напротив главного входа Петропавловской крепости.

Только представьте себе, как тихими белыми ночами разносились по всей Неве звуки I’m Waiting For My Man или No Fun. Говорят, нас было слышно аж у Финляндского вокзала, и я склонен этому верить. На зиму мы перебирались в клуб Fireball, что в Купчино — и там, с ежечасными 15-минутными перерывами на выступления стриптизёрш, играли с 11 ночи до 6 утра.

Помимо регулярных длительных ночных концертов, мы старались максимально светиться и в других клубах Питера, иногда играя до двенадцати раз в неделю. Музыка и учёба в институте отнимали всё свободное время, и соответственно, никто из нас не работал, мы все жили одной семьёй у меня на квартире, экономя на каждой мелочи.

Концерт длительностью в 7-8 часов — серьёзное испытание для коллектива. Репертуар The Sods разрастался в геометрической прогрессии — прямо на сцене из случайных рифов, импровизаций или просто ошибок рождались собственные песни и разучивались и перерабатывались чужие. Со временем репетиции было решено вообще упразднить, ибо достаточное количество концертов самой разной длины в неделю вполне позволяли шлифовать материал непосредственно во время выступления и тут же, в присутствии аудитории, оценивать качество проделанной работы.

В 90х в Питере ситуация с музыкой и её пониманием была крайне далека от идеала. Вот типичный разговор с администрацией клуба того времени:  «Как называетесь?» — «The Sods». — «Что играете?» — «Гараж». На следующий день приходим на концерт и видим, что на афише написано: группа «Сода», в скобочках стиль — гранж. Самое время впадать в уныние.

Помню, в одном фанзине про нас написали статью с громким названием «Бактерии в вакууме не размножаются», где автор пытался понять, почему у такой классной музыки нет своей публики в славном городе Санкт-Петербурге. Да уж, вакуум… Первые годы мы существовали в полной уверенности, что подобную музыку в России вообще никто не играет и не слушает. Интернет был в состоянии отвратительного зародыша, и информация передавалась строго с помощью сарафанного радио. Для рекламы лучше всего работали банальные афиши, и мы заклеивали ими весь город.

Со временем наш стиль стал неспешно дрейфовать в сторону Британских островов. Мы открыли для себя квартет Грэма Бонда (The Graham Bond Organisation), который потянул за собой увлечение соулом и джазом. О модах и их культуре вообще мыслей не было — мы слушали ту музыку, которая нам нравилась, и пытались перенять и ассимилировать её определённые элементы.

The Sods

Все мысли о субкультуре и прочих идеологических вопросах находились где-то очень далеко, возможно, в другом измерении. Когда нас первый раз назвали модами, я не испытал ничего, кроме удивления. С какого перепоя? К группе The Who я всегда относился спокойно. И лишь подняв должный объём информации, я понял, что да, в принципе мы действительно моды — хотим мы этого или нет, но так уж оно объективно всё сошлось.

Самым важным событием в нашей истории стало знакомство с группой The Yellow Pillow — именно после него пропало то опостылевшее чувство одиночества и неприкаянности. Всё произошло на прослушивании в ресторане Tinkoff. Тамошние воротилы выбирали группу для увеселения гуляющей на широкую ногу публики. Мы ожидали своей очереди в баре, когда неожиданно услышали со сцены чертовски знакомые звуки. Странные, незнакомые парни играли практически нашу программу — тут кавера на Sonics, Troggs и Kinks, пара нетленок Манфред Манна… Глобальная разница выходила только в подаче и авторском материале. Робинзон, обнаружив следы на песке, не был так удивлён, как мы тогда.

Выйдя на сцену следом мы дали со всей мочи нашу версию 60х. Забавно, но тогда в пабе с нами сидел Брайан Ферри — видимо он жил в отеле неподалеку и просто зашёл перекусить. Вам однозначно стоило видеть его реакцию на происходящее!

Вместе с The Yellow Pillow мы стали работать на поднятие росейской сцены, какой бы она не была. Совместные концерты, регулярные джемы и прочие подобные мероприятия отлично способствовали консолидации заинтересованной аудитории. Мы с Алексеем Ершовым, басистом и вокалистом Yellow Pillow, старались постоянно диджеить до и после выступлений, обзывая всё это действо сперва в шутку, затем серьёзно, Mod Allnighter.

До сих пор стоят перед глазами самые первые опыты — народ входит в клуб и идёт на танцпол… со стульями. Рассаживаются, как в кинотеатре, кто-то достает блокноты, кто-то диктофоны, и начинается «вечеринка» — диджеи играют записи из своих коллекций, а народ, в свою очередь, усиленно конспектирует. Информационное голодание — страшное дело, с ним надо бороться всеми силами и в первую очередь. Хвала богам, подобное мракобесие продолжалось недолго, и скоро все начали танцевать, в меру испорченности, конечно.

К 2000-м годам мы стали выбираться в Москву, где познакомились с отличными ребятами и единомышленниками The Crushers и с их домашним клубом «Полнолуние». Столица казалась центром образованного мира, где всегда можно было найти, переписать или купить альбомы самых редких исполнителей, видео британских передач 60х годов, необходимые субкультурные книги и вообще узнать последние новости. А самое главное — у москвичей был СВОЙ клуб, где два дня в неделю шли тематические вечеринки с разнообразными коллективами единомышленников — нам в Питере подобное и не снилось.

Наш состав разжился духовой секцией и перкуссией, материал стал сложнее — увлечение джазом давало о себе знать всё больше и больше. С приходом Леонида Синцова группа окончательно перестала играть старый гаражный репертуар и на всю голову заболела Джимми Уизерспуном (Jimmy Witherspoon), Длинным Джоном Болдри (Long John Baldry) и чикагским блюзом. Новая программа обещала порвать в лоскуты обе столицы…

Но так сложилось, что в 2001 году всё завертелось с бешеной скоростью и я, признаюсь, потерял контроль над ситуацией. От Паши Петрова, лидера The Crushers, я неожиданно получил приглашение войти в их музыкальный коллектив мечты, клуб Полнолуние гостеприимно распахивал свои двери для меня как для постоянного диджея и, что самое важное, я встретил в Москве барышню, которая впоследствии стала моей женой.

Всё складывалось одно к одному, и я предложил парням из The Sods вместе перебраться в первопрестольную, дабы развернуться там по полной в благоприятной атмосфере любви и понимания. Парни взяли тайм-аут на размышление, а я, смирясь с судьбой первопроходца, упаковал вещи и переехал — 2 гитары, 4 чемодана с музыкой и небольшой рюкзачок с одеждой. В следующий раз группа The Sods отыграла свой концерт только в 2007 году…

Официально The Sods не объявляли о прекращении музыкальной деятельности — раз в два-три года группа обязательно собирается и даёт небольшой концерт только для своих. Участники коллектива по сей день остаются не друзьями, а братьями по крови, что вселяет определённую надежду на будущее коллектива.

Текст: Олег MoBKiD Миронов 

comments powered by HyperComments
468 ad
Паша Смирнов
2013-06-19 14:53:46
good
Artiom Petrov
2013-06-04 16:36:16
интересно, чем сейчас можно измерить музыку и одежду?-)
MoBKiD
mobkid
2013-06-04 16:42:21
Наверное процентами, как КПД. Это если я тебя правильно понял )
Max Gaganov
2013-06-04 16:54:28
гигабайтами и килограммами!
MoBKiD
mobkid
2013-06-04 16:58:09
В этом разрезе, я б одежду кубометрами измерял - "стильный парень с тремя кубометрами отборной одежды и 50 гигабайтами пластинок".
Max Gaganov
2013-06-04 17:36:00
тоже вариант