Меню навигации+

В красно-жёлтых тонах

Опубликовано 7 Июл 2014 года в Музыка, Статьи | Нет комментариев

Когда же началась вся эта история? Кажется, где-то в середине восьмидесятых, когда то ли на Island, то ли на Ensign вышел сборник с хитами лэйбла Sue. Он назывался «Maximum R&B», и обложка его была раскрашена в яркий вызывающий триколор — чёрный текст на красно-жёлтом фоне.

Для нас это стало поворотным моментом: ранее юные моды из чеширского городка Хэйзел-Гроув хоть и старались стильно выглядеть, в плане музыки были не совсем в теме. Мы сидели на суровой диете, которую составляли свежие релизы восьмидесятых, фанзины, прикупленные на Карнаби-стрит во время ежегодной поездки в столицу, и полученные в наследство от старших родственников LP и семёрки с записями мод-ривайвала конца 70х — разумеется, это было совсем не то, что нужно. Иногда нам помогала и народная молва — она тоже служила источником кое-каких идей в плане музыки, например, когда мы выбирались в Брэмхолл, чтобы пообщаться там с гораздо более авторитетными и крутыми модами из Чидл-Халма.

Плёнка, которую я слушал, была даже не моя, а моего кореша Хиггинса. Список песен вспоминается с трудом, но некоторые вещи могу назвать точно — скажем, квинтэссенцию органного грува, изумительную «So Far Away» Хэнка Джакобса (Hank Jacobs). Эта запись мне никогда не надоедает, и спустя годы она всё ещё может моментально вызвать у меня видение полутёмных прокуренных кафешек или образа одинокой задумчивой барышни в полночной парижской забегаловке.

Была там и «Daddy Rolling Stone» Дерека Мартинса (Derek Martins) — до сих пор ловлю от неё кайф и не могу удержаться от улыбки, когда Дерек резко, даже нагловато поёт первый куплет этой вещи. В этот момент я всегда думаю: «Это ж надо быть таким самоуверенным!» Во втором куплете песни чувак рассказывает, как он уводит девушку у своего приятеля:

Girl, you think you’ve had a loving
Girl you think you’ve had fu-un
Girl you ain’t a seen nothin’…
‘Til I-I-I-I come along I’m a daddy,
I’m a daddy, I’m a daddy
Yeah I’m a daddy, daddy,
I’m daddy rolling stone!

А Рассел Бёрд (Russell Byrd) в своей «Hitch Hike» сперва называет несколько танцевальных па, а затем сообщает нам: «Make a three step turn! Now you’re on your own!» — устоять просто невозможно! «She Put The Hurt On Me» в исполнении Prince La La погружает в незабываемую атмосферу Города-полумесяца (одно из народных названий Нового Орлеана — прим.пер.), затем звучит отличный, совершенно современный блюз Джона Дарроу (Jon Darrow)… и нет мне прощенья за то, что я до сих пор не упомянул Джимми Макгриффа (Jimmy McGriff), одного из главных гуру хаммонд-органа B3, и его «All About My Girl». А ещё Soul Sisters, Айка и Тину Тёрнер, Фила Апчёрча, Инез и Чарли Фокса, Бэби Уошингтон (Ike & Tina Turner, Phil Upchurch, Inez & Charlie Foxx, Baby Washington)…

Рассел Бёрд (в центре)

Нельзя даже вообразить себе, насколько необычно и волнующе звучали для четырнадцатилетнего парня все эти названия и имена. Было совершенно ясно — эта музыка идеально нам подходила. Можно ли считать, что именно тогда я в полной мере ощутил дух мод-движения? Думаю, да. Мы крутили эту плёнку, пока совсем не порвали её.

Буклеты — всегда настоящий клад для жаждущего просветления любителя музыки, и «Maximum R&B», помимо утоления нашей музыкальной жажды, дал нам богатейшую пищу для размышлений в виде рассказов о Джагги Мюррее (Juggy Murray), Крисе Блэкуэлле (Chris Blackwell) и конечно же, Гае Стивенсе (Guy Stevens) и клубе Scene. Нам очень нравилась история Гая — диджея, который крутил пластинки в Scene, самом крутом мод-клубе Лондона, в шестидесятые располагавшемся в Хэм-Ярде. Более того, днём Гай работал менеджером в новом отделении Island Records, которое носило короткое броское название — Sue.

Гай Стивенс

Сейчас неловко всё это вспоминать, но полученная информация побудила меня немедленно позвонить на Island Records и запросить у них контактный номер Гая Стивенса, чтобы взять у него интервью. После того, как я пообщался с самыми разнообразными сотрудниками конторы, один из руководителей компании озадаченно сообщил мне, что Гай покинул нас три года назад, в 1981 году. В наши дни многие считают, что фирменная манера игры Гая помогла определить роль клубного диджея в современном понимании этого термина. Это более чем резонное предположение.

В течение следующих пятнадцати лет я занимался поиском пластинок в лучших традициях маниакального рекорд-коллекторства. Я клянчил, преследовал, изводил и донимал продавцов пластинок в Соединённом Королевстве: «У вас есть Sue?»

Бэби Уошингтон

Помню, как я встречался с очень удивлённым торговцем из Стока на парковке возле больницы, чтобы приобрести у него пять бракованных пластинок Sue — он был коммивояжёром, ехал домой после работы, а я был веснушчатым пареньком в школьном галстуке.

В процессе охоты за пластинками у меня случилось несколько удачных прорывов — например, когда у меня были деньги, друг Роджера Игла (Roger Eagle) из Ватерлоо, что рядом с Ливерпулем, продавал мне кое-какие семёрки из своих запасов. Помню, что они с Роджером тогда восхищались песней «Rockin’ Charlie» Бобби Паттерсона (Bobby Patterson) и тем, как популярна эта запись была в клубе Twisted Wheel — что меня сильно поразило, поскольку в восьмидесятые мы совершенно по-другому представляли себе «музыку из Twisted Wheel».

Роджер Игл и Джон Ли Хукер

Ещё я знал одного торгового представителя London-American Records, который распродавал свою коллекцию записей Sue — это было большой удачей, я оказался в нужное время в нужном месте. А потом всё закончилось, как и мои подростковые годы. Тусовка разбилась на сьюдхедов и jazzheads.

Помимо этого, в плане музыки начало девяностых для Манчестера было довольно странным временем. Нам казались интригующими и полными потенциала совсем другие жанры чёрной музыки, так что я переключился на их изучение, а около ста десяти синглов Sue отправились в самый дальний и пыльный угол чулана. Однако оставлять большое дело незавершённым — позорно, так что в последние пару лет я снова начал свои раскопки — спросите хотя бы Леса Хэра или Мика Смита! Сейчас мне осталось три или четыре последних сингла — смотря какой материал мы считаем выпущенным или не выпущенным официально.

Soul Sisters

Я уехал из Манчестера много лет назад, но всё ещё продолжаю наблюдать за жизнью этого города и его жителей. Всё вернулось на круги своя. Я невероятно горжусь клубом Hideaway и его достижениями, а также был очень рад увидеть в плейлистах диджеев множество B-сайдов Sue, которые лично я всегда считал вполне достойными внимания.

Теперь хотелось бы сказать пару слов о недавних релизах Ace и Kent Records, на обложке каждого из которых красуются классические фото, сделанные Джередом Манковитцем (Gered Mankowitz). Лично я считаю, что эти издания стоят своих денег хотя бы только из-за одних буклетов. Возьмём для примера первую компиляцию, которая была с большой любовью составлена Робом Финнисом (Rob Finnis). В буклете можно найти интервью с сотрудниками лэйбла, друзьями и родственниками Гая — всё это помогает составить полную картину того, насколько бурно развивалась тогда ритм-энд-блюзовая сцена Британии.

Фил Апчёрч

Этот энтузиазм также подчёркивают прилагающиеся пресс-релизы и рекламная продукция. Историю о создании классического дизайна для лэйбла Island молодым и неопытным рекламным агентством Saatchi & Saatchi вообще читается как роман. Но пожалуй, не буду в неё углубляться — это очень интересный рассказ, которую стоит прочитать самостоятельно.

Единственное, что по-настоящему важно — это грув, и в этом плане здесь ни к чему нельзя придраться. Сборники очень сбалансированные, они замечательно помогут вам стоптать подошвы на танцполе. Это не просто ещё одна стандартная подборка вещей с лэйбла Sue — включите её погромче, и те из нас, кто уже умудрён жизнью — просто забудьте, сколько раз вы слышали ту или иную песню.

Это абсолютно неважно, когда ты слышишь крутой и нестареющий клубный соул шестидесятых, такой, например, как «Land Of A Thousand Dances» Криса Кеннера (Chris Kenner). Приношу самые искренние извинения Регу Кингу (Reg King) и Джорджу Мартину (George Martin), но The Action всё же не удалось сыграть свою версию лучше, чем это сделал Кеннер.

Сразу за «Land Of A Thousand Dances» звучит «I Can’t Believe What You Say» Айка и Тины Тёрнер, под которую ноги так и просятся на танцпол, а следом за ней — Донни Элберт (Donnie Elbert) и две части «Do Anything You Wanna» Харольда Беттерса (Harold Betters). Я будто снова оказался в Mitre Hotel во времена своей юности.

«Keep An Eye On Love» Эрнестины Андерсон (Ernestine Anderson) определённо заслуживает отдельного абзаца. Мод-сцене всегда была свойственна сильная и здоровая тяга к эклектике, а такие записи, как «Keep An Eye On Love», помогали утолить эту жажду.

Звучание этой вещи было тогда крайне необычным: южно-американские ритмы, атмосфера Нью-Йорка плюс превосходный вокал Эрнестины казались нам такими свежими, что песня моментально завоевала глубочайшую любовь как коллекционеров, так и публики на танцполе. Если есть на свете голос, звучащий подобно приветливому свежему ветерку, который украдкой заглядывает к тебе в окно знойным летним днём — это голос Эрнестины. Даже регулярное прослушивание этой песни не умаляет для меня её великолепия.

Остальные классические треки на этом сборнике взяты прямиком из американского каталога Sue — это и уже упоминавшиеся ранее Джимми Макгрифф, Дерак Мартин и Бэби Уошингтон, и достойные представители соуловых групп, такие, как The Olympics и The Manhattans, и городской ритм-энд-блюз Лоуэлла Фулсома (Lowell Fulsom), и шаффл Луизианы Реда (Louisiana Red), и энергичная «Watch Your Step» Бобби Паркера (Bobby Parker), рифф которой позаимствовали аж сами The Beatles, и электрический блюз Элмора Джеймса (Elmore James), и акустический блюз Дж.Б.Ленуара (J.B.Lenoir). Там есть всё, даже deep soul О.В.Райта (O.V.Wright), хотя я уверен, что представленная версия отличается от той, что записана у меня на семёрке — надо бы проверить.

Что мне больше всего нравится в этом релизе, так это то, что некоторые песни со сборника ранее выходили только на LP — например, крутой гитарный иструментал «Hard Grind» в исполнении Wild Jimmy Spruill. А вот по поводу последней вещи, «Billy’s Bag» Билли Престона (Billy Preston), полагаю, со мной согласятся все коллекционеры винила: эта песня настолько часто встречается, что обычно, когда натыкаешься на неё, не удостаиваешь её своим вниманием и не утруждаешься даже тем, чтобы поставить пластинку на вертушку.

Признаться, не могу припомнить, когда последний раз даже помышлял о том, чтобы послушать дома свою копию этой семёрки. Так что когда я слушал CD, «Billy’s Bag» застала меня врасплох. Я был весьма удивлён тем, как хорошо она звучит в рамках данной компиляции, где эта композиция не страдает от несправедливого осуждения из-за своей относительной доступности.

К слову, всем, у кого в коллекции ещё нет этой семёрки Билли Престона, я посоветую её всё-таки купить ради оборотной стороны, где записана «Don’t Let The Sun Catch You Crying». Это не особенно танцевальная вещь с медленным грувом, но это также и один из самых эмоциональных и выразительных хаммондовых инструменталов, когда-либо записанных на пластинку. Аминь.

Текст: Doug Hadgraft, ModCulture.co.uk.
Перевод: Мария Mary_J Миронова, Олег MoBKid Миронов.

comments powered by HyperComments
468 ad