Меню навигации+

Герои или злодеи?

Опубликовано 28 Апр 2014 года в Музыка | Нет комментариев

Я снова вижу на сайте Modculture.com статью о Small Faces. Как человек, заставший наиболее важные для мод-революции годы, я полагаю, что возможно, сейчас самое время поднять вопрос значимости Small Faces и The Who для мод-движения. К обеим группам, как правило, относятся как к знаменосцам мод-сцены 60х — ничто не может быть дальше от истины.

Small Faces

Давайте начнём с обзора музыкальных предпочтений мода 60х годов. На протяжении 50х и начала 60х нас держали на диете из американского «shmaltz». Эфир заполонили песни Пэта Буна, Перри Комо, Гая Митчелла и Кей Старр. Британский вклад в мировую музыку был ничуть не лучше — здесь ходовым товаром были Дэвид Уитфилд, Дики Валентайн и Руби Мюррей. На радио звучали «Two Way Family Favourites» и «Workers Playtime» (соответственно, воскресная семейная передача радио BBC и программа, призванная поддерживать на должной высоте мораль рабочих — прим.пер.), а телевидение пребывало в своём зачаточном состоянии, когда на передовой линии в сфере музыкальных развлекательных программ находились «Perry Como Show» и «Sunday Night at the London Palladium».

К концу десятилетия поднял свою уродливую голову рок-н-ролл. В британские чарты вторглись Пресли, Литтл Ричард, Билл Хейли и Фрэнки Лаймон. Британия ответила на это Клиффом, Билли Фьюри, Марти Уайлдом и другими. Радио Люксембург начало ставить популярную музыку, а на телевидении появились программы «6.5 Special», «Oh Boy» и, позднее, «Thank Your Lucky Stars». Для мелкого прыщавого тинэйджера, выросшего в закоулках Айлингтона, это были великие времена.

В музыке, которая звучала по радио, было нечто необычное. В частности, что-то в нашей психике смогли пробудить многие из записей Пресли, завывания Литтл Ричарда, а вместе с ними и песни Рэя Чарльза и Сэма Кука. Фактически, нас заинтересовал именно ритм-энд-блюз. Это было подходящее время для революции! Унылые послевоенные 50е, вместе с их продуктами по карточкам, всеобщей воинской повинностью и однообразным образом жизни, были готовы взорваться — и тинэйджеры Британии должны были пойти в авангарде наступления.

Rolling Stones

Начало 60х было отмечено появлением огромного количества новых групп, которые явили нашим глазам (и ушам) музыку Мадди Уотерса, Чака Берри, Бо Диддли и Джона Ли Хукера. Группы, которые играли музыку, основанную на ритм-энд-блюзе — такие, как Stones, Animals и Yardbirds — представили полной энтузиазма молодой аудитории музыку чёрной Америки. Затем наиболее незашоренная публика начала искать первоисточники этого нового звука.

В Лондоне такую новую музыку можно было услышать во всех клубах и на каждой столичной танцплощадке. Через краткий период времени группы начали включать эти новинки в свой репертуар. Продукция лейблов Stax, Atlantic, Chess и Motown стала существенной частью шоу. Уже скоро в клубах Сохо зазвучали Georgie Fame & The Blue Flames, Chris Farlowe & The Thunderbirds, Geno Washington & The Ram Jam Band, Herbie Goins & The Nightimers, Jimmy James & The Vagabonds и бесчисленное количество схожих с ними команд.

Основанные на звучании Хаммонд-органа джазовые композиции Джимми Смита, Джека Макдаффа и Джимми Макгриффа смешивались с блю-битом Принца Бастера и ранним Мотауном, создавая музыкальное попурри, которое превосходно подходило для утомительных оллнайтеров и амфетаминов. СМИ не тратили время попусту и поспешили примкнуть к победителям. «Мод-феномену» были посвящены сотни страниц в популярных изданиях.

Телевидение столь же быстро ответило на потребности огромной аудитории тинэйджеров — была создана передача «Ready Steady Go», которая теперь настойчиво рекламируется как оказавшая наиболее плодотворное воздействие на развитие мод-культуры, хотя это и крайне неправдоподобно. Фактически эта программа, представленная неестественными и слащавыми ведущими, была предельно немодной. Основное эфирное время этого телешоу было отведено под мучительные интервью и демонстрацию новых танцевальных движений (скопированных с танцоров в клубах Сохо), которые разнообразили смехотворные сюжеты наподобие конкурса двойников Мика Джаггера. Это было настолько далеко от того, на что сейчас навешен ярлык «street cred», что выглядело просто смешно. 

The Kinks

Но если ради чего-то стоило смотреть «Ready Steady Go», так это ради музыки. Помимо обычной британской жвачки, мы имели удовольствие видеть выступления Отиса Реддинга, Джеймса Брауна, Сонни Боя Уильямсона, Принца Бастера, Марвина Гея, и многих других, кого моды не видели раньше. Как раз в этот микс попали и The Who, и Small Faces.

Обе группы начали свою карьеру, играя в пабах и клубах западного и восточного Лондона соответственно. Обе (как и множество других групп) исполняли кавер-версии свежих американских ритм-энд-блюзовых хитов. Несомненно, оба коллектива могли похвастаться талантливыми музыкантами и авторами — и конечно же, обе группы оказали большое влияние на британскую популярную музыку. Что я бы хотел обсудить — так это их влияние на мод-культуру 60х.

Субкультура модов начала становиться всё более популярной примерно в 1963 году. Пик пришёлся на 1965-67 годы, после чего всё благополучно загнулось. И The Who, и Small Faces выпустили свои первые успешные пластинки в 1965 году — ощутимо позднее того времени, когда сформировалась мод-культура.

Несомненно, оба коллектива были крепко связаны с модами. Small Faces изначально были компанией модов из Ист-Энда, которые собрали ритм-энд-блюзовую группу. Музыка The Who также уходила корнями в ритм-энд-блюз, хотя возможно, и менее осознанно. Ранние записи обеих групп были производными ритм-энд-блюза — «What’cha Gonna Do About It», «I Can’t Explain», «Anyway, Anyhow, Anywhere» показывают, что они были подвержены влиянию именно модов больше, чем чьему-либо ещё.

Отлично задокументирован тот факт, что весь феномен The Who был просчитанным промоушеном, который использовался Питом Миденом, дабы подстегнуть всеобщий интерес к группе. Странная, нелепая одежда в соединении с неестественными выходками на сцене и разбиванием гитар об усилители — всё это сработало блестяще, и пресса превознесла их как голос молодого поколения. Это, конечно же, был полный бред.

Хотя многие тинэйджеры, особенно в сельской местности, верили всему этому, мод-элита видела эту шумиху насквозь и быстро отреклась от The Who. Истинные моды в гроб не легли бы в пиджаке с Юнион Джеком или в поп-артовой футболке. Доверчивой публике эта «мода», выставленная в витринах на Карнаби-стрит для привлечения туристов и звёзд невысокого уровня, преподносилась как подлинная одежда модов. Настоящие моды в те дни никогда не стали бы закупаться на Карнаби-стрит: они предпочитали устанавливать моду, а не следовать ей.

The Who

Единственное благое деяние, сделанное The Who, была «My Generation». Возможно, эту песню и сочинили, чтобы нажиться на молодёжи, но она превосходно выражала чувства, которые испытывали в тот момент все тинэйджеры Британии. Вечная песнь подростковой злобе, сегодня она так же важна, как и в момент выхода в 1965 году.

То, что вынесли из своих мод-истоков Small Faces, немного отличалось — эти ребята определённо «walked the walk and talked the talk». Их ранние записи демонстрировали искреннее увлечение ритм-энд-блюзом, а в лице Стива Мэрриотта они располагали вокалистом с настоящей соуловой гранью в голосе. Направление, в котором они изначально двигались, скоро сменилось, и Small Faces выродились в ранний прототип бойз-бэнда, штампующего банальные поп-песни (например, «Lazy Sunday»).

Как только обе группы добились минимального уровня популярности, они поспешно отбросили свой мод-имидж и продались всемогущему доллару. The Who вступили на путь мега-звёзд рока, в то время как Small Faces разошлись со Стивом Мэрриоттом и превратились в группу поддержки для ещё одного экс-мода, Рода Стюарта…

Конечно же, они не были одиноки. Крепкие ритм-энд-блюзовые команды, такие как Animals, Spencer Davis, Yardbirds и другие, все распались или обратились в своём творчестве к той или иной форме рока или психоделии. Другие истинные герои модов, как например Крис Фарлоу и Джорджи Фэйм, отреклись от своих корней: Фарлоу засветился со своей недолго протянувшей группой Colosseum, Фэйм — с нудными поп-песнями типа «Bonnie and Clyde» и жуткими дуэтами с Аланом Прайсом. Даже покойный Лонг Джон Болдри продал свою душу, чтобы спеть о радостях Кубка Мира в песне «Mexico».

The Who

В поздние 60е мод-культура оказалось между молотом и наковальней. Ритм-энд-блюзовая сцена изжила себя, и живой ритм-энд-блюз исчез, а на его месте появились длинноволосые психоделические рок-группы, возглавляемые безвкусно накрашенными экс-модами типа Дэвида Боуи или Марка Болана. Часть модов сошла с дистанции и была поглощена роком. Другие обратились к новым течениям в соул-музыке, таким, как Philly sound или фанк Джеймса Брауна или Ohio Players. На севере начала своё существование northern soul-сцена, по-своему возрождая дух клубов 60х в духе лондонского Scene или манчестерского Twisted Wheel.

Мод-культура в шестидесятые всегда чтила свои корни. Несмотря на то, что об этом разглагольствуют многие «эксперты», моды никогда не попадали под влияние так называемых мод-икон, придуманных СМИ — The Who, Small Faces или Ready Steady Go. Правда в том, что моды создавали свой собственный стиль — хоть он и был заимствован из Америки, с налётом французско-итальянской эстетики.

Их находки в области моды были подхвачены и популяризованы дизайнерами и масс-медиа. Там, где раньше мод чувствовал себя частью «in crowd», теперь он внезапно превратился в среднего обывателя. Уникальная и наиболее существенная часть образа мода — его индивидуальность — исчезла. Мод-культура умерла, и такие группы, как The Who и Small Faces, сыграли свою роль в том, чтобы ускорить её кончину, используя идеи мод-культуры как тягач для продвижения своей карьеры, и затем отказываясь от них, добившись успеха.

Примечание: кстати, я рад видеть, что и Джорджи Фэйм, и Крис Фарлоу вернулись к своим корням. В частности, Крис Фарлоу снова поёт ритм-энд-блюзовую и блюзовую классику — так, как только он умеет это делать. Я попал на один из его последних концертов в небольшом клубе города Лестер, и Крис был в отличной форме! Он звучал необычайно хорошо, исполнил для восторженной публики немало замечательных песен при поддержке Norman Beaker Band, и даже отдал должное Стиву Мэрриотту сногсшибательной версией «All Or Nothing». Послушайте его, если будет возможность — вы не будете разочарованы.

Источник: modculture.com
Перевод: Мария Mary_J Миронова.

comments powered by HyperComments
468 ad