Меню навигации+

Rob the Mod, часть 4

Опубликовано 6 Окт 2009 года в Движение, Статьи | Нет комментариев

Это четвёртая часть воспоминаний Роберта Николса о лондонской мод-сцене. Остальные части можно найти по ссылкам: первая, вторая, третья, пятая, шестая.

До того, как мы достаточно осмелели, чтобы начать выбираться в Вест-Энд, я тусовался со своими друзьями в клубах северных районов Лондона, и именно там состоялось наше первое знакомство с мод-движением. Одним из наших любимых мест был Royal Dance Palace в Эдмонтоне, но они чересчур формально подходили к дресс-коду, что немного сбивало с толку.

Чтобы отправиться на танцы в Royal, мы покупали высокие белые бумажные воротнички, которые пристёгивались к обычным рубашкам запонками. Эти воротнички выглядели столь же безукоризненно, как самые лучшие накрахмаленные воротнички, но у них был один недостаток — они быстро растрёпывались и разваливались, когда во время энергичных танцев мы сильно потели. Также популярным аксессуаром были шейные платки, часто с орнаментом, и когда мы посещали более неформальные клубы, мы надевали их с тонкими свитерами или с обычными рубашками.

Джазовый клуб в Эдмонтоне

Некоторые местные клубы были маленькими и уютными, как например, танцплощадка в Броксборне, в других — скажем, в джазовом клубе Эдмонтона — выступали такие популярные группы, как Blues Incorporated Алексиса Корнера (Alexis Korner). Сирил ‘The Squirrel’ Дэвис (Cyril Davies) играл у Алексиса сначала на гитаре, а затем на губной гармошке, а вокалистами в 1962 году успели побывать и Мик Джаггер (Mick Jagger), и Арт Вуд (Art Wood).

После одного из концертов я пообщался с Сирилом Дэвисом. Он был не особенно учтив в общении и совершенно не выглядел щеголем. Он носил неопрятные брюки, начинал лысеть и не заботился о своих волосах. Арт Вуд вспоминает, что однажды Мик Джаггер спросил у Сирила, как делать бенды, на что тот только и ответил: «Заимей себе, бля, пару клещей», — вот таким он был милым.

Мне повезло больше, и Сирил рассказал мне, что когда я играю на своей гармонике Hohner Echo, вместо того, чтобы просто дуть в неё, я могу добиться особых протяжных нот, втягивая в себя воздух в нижнем регистре, модулируя его, перекрывая воздух губами. Таким образом гармоника, например, в тональности «A», может акомпонировать гитаре в «E», что широко используется блюзменами.

Судя по всему, этот разговор состоялся ещё до октября 1962 года, потому что в октябре Сирил ушёл из Blues Incorporated, чтобы собрать собственную групппу. Сирил умер от сердечного приступа 7 января 1964 года — ему было всего тридцать два.

Alexis Korner Blues Incorporated

Мод-клуб в Уолтем-Кросс

В Уолтем-Кросс, городке чуть севернее Лондона, был свой мод-клуб, куда мы начали ходить приблизительно в августе 1962 года. Там тусовалось множество модов и скутеристов на Веспах и Ламбреттах. Это было где-то за полгода до того, как я купил себе Vespa GS, и тогда для меня большая компания скутеристов в парках, со скутерами, припаркованными в несколько рядов около клуба, была весьма впечатляющим зрелищем.

В середине 60х ещё не было правил, по которым требовалось носить шлем, когда едешь на скутере, и хотя мотоциклисты в массе своей пользовались ими (когда мне было шестнадцать, на своём 250-кубовом BSA я ездил в шлеме), моды предпочитали носить другие головные уборы, или не носить вовсе никаких. От дождя можно было укрыться под капюшоном парки, в остальное же время большинство модов ходило в Bluebeat Hat, или без головного убора вообще. Bluebeat Hat моды позаимствовали из гардероба вест-индских рудбоев, это был небольшой фетровый поркпай с узкими полями. Лично я носил чёрный берет, сдвинутый вперёд, а вместо стандартной парки я ходил в чёрной штормовке.

Не так давно я узнал, что Кенни Джонс (Kenny Jones) из The Faces также носил французский берет, когда ездил на скутере. В разгар зимы я частенько жалел, что у меня не было уютной тёплой парки, и когда я мне нужно было проехать три мили от квартиры Пэт Б. в Холлоуэе до моего дома, я укутывался в рукавицы, шарфы и толстые свитера, так что в результате выглядел, как символ компании Michelin. Когда я ехал по прямой и унылой Кембридж-роуд, я убирал руки с руля и хлопал ими по груди, стараясь согреться.

Джо Браун

Среди музыкантов, игравших в клубе в Уолтем-Кросс, были Джин Винсент (Gene Vincent), Screaming Lord Sutch, Joe Brown & The Bruvvers, а также Брюс Ченнел (Bruce Channel), который записал в 1962 году песню «Hey, Baby» — на гармонике у него тогда был Делберт Макклинтон (Delbert McClinton). Джо Браун был очень жизнерадостным кокни с гривой соломенно-жёлтых волос; он блестяще умел играть ритм-энд-блюз на гитаре.

Джо исполнял на концертах отличный кавер на «I’m a Hog for You Baby» группы Coasters, но к сожалению, в студии он эту песню так и не записал. В 1960 году Браун выпустил альбом «The Darktown Strutters Ball», на котором его талант гитариста показан в самом выгодном свете. Правда, трейдмарковыми для Джо Брауна были исполненные на слабую долю версии старых мьюзик-холльных песен типа «Jellied Eels» и «I’m Henry the Eighth», и в итоге он стал настоящей поп-звездой.

Хотя позднее разные стили музыки начали ассоциироваться с различными соперничающими группами молодёжи, в конце 50х-начале 60х грань между ритм-энд-блюзом и рок-н-роллом была достаточно размытой. Мы были модами, но могли с удовольствием слушать раннего Пресли — «Mystery Train» или «That’s Alright», а между тедди-боями и модами Северного Лондона на тот момент не было особых разногласий — к примеру, мой переход от одной группировки к другой произошёл достаточно ровно и спокойно. Как бы то ни было, тедди-бои в Лондоне всё равно уже вымирали. Да, Джин Винсент был квинтэссенцией рок-н-ролла, и Лорд Сатч тоже был тем ещё рок-н-ролльщиком, но поскольку они были отличными исполнителями, нам нравилось и то, что они играли — в конце концов, музыкантов, которые выглядели бы как мы, тогда просто не было.

Лорд Сатч в почти приличном облике

St. Stephens Hall и Wolsey Hall

В St. Stephens Hall в Вуд-Грин проводилась ещё одна популярная еженедельная танцевальная вечеринка, и возле этого места в 1963 году тоже собирались длинные ряды припаркованных скутеров. Сюда приезжали моды из Палмерс-Грин и Вуд-Грин — особенно это касалось девушек, которые были не так легки на подъём, как молодые люди. В результате особым спросом здесь пользовались песни девчачьих групп, например The Chiffons, и спродюсированные Филом Спектором (Phil Spector) «Dah Doo Ron Ron» и «Then He Kissed Me» The Crystals или «Baby I Love You» с «Be My Little Baby» The Ronettes.

Wolsey Hall в Честнате, графство Хартфордшир, был другим клубом к северу от Лондона, привлекавшим внимание модов. Вечеринки здесь проводились пару раз в неделю, с восьми до одиннадцати вечера, и в конце 1964-начале 1965 года здесь регулярно выступали The Who. Точно знаю, что они играли здесь 19 октября и 18 ноября 1964 г. и 13 января 1965 г., но помимо этого The Who выступали в Wosley Hall ещё несколько раз, и мы с друзьями были почти на всех их концертах. Это были события, которые нам не хотелось пропускать. Wolsey Hall был большой площадкой и там не собиралось слишком много народу, так что мы могли подобраться поближе к сцене.

Иногда мы выбирались на машинах в ещё более отдалённые места — например, в клуб Top Rank (Стивенэйдж, графство Хартфордшир) или в Mecca (Базилдон, Эссекс), где выступали Dave Clark Five. Мы предпочитали ездить на больших семейных автомобилях, даже если могли поехать в Mini или микроавтобусе — в семейных машинах было удобнее переодеваться. Наш перфекционизм и желание всегда идеально выглядеть замечательно иллюстрируются тем, что мы проводили большую часть пути в своей повседневной одежде, но подъезжая к месту назначения, обязательно переодевались в пиджаки, брюки и рубашки, которые везли с собой на вешалках.

Мод-девушки

Хотелось бы найти девушку-мода, которая хорошо помнит начало-середину шестидесятых и просветила бы нас относительно женского взгляда на моду, причёски и макияж того времени. Пока же, хотя мне немного помогает просмотр записей Ready Steady Go, в основном всё же приходится полагаться на собственную (далеко не идеальную) память.

Сначала мод-девушки делали себе пышные причёски, и хотя впоследствии длина волос уменьшилась и вошли в моду стрижки с неровными краями, объём всё же остался; посередине или сбоку делался пробор. Из барышень, с которыми я общался в конце 1962 года в клубе Waltham Cross, лучше всего я помню Линду С., очень привлекательную мод-девушку из Честната: её волосы были коротко пострижены и пышно уложены, а длинная чёлка с одной стороны зачёсана назад и закреплена за ухом заколкой с орнаментом. В своём тесном синем кардигане, белой блузке и юбке чуть длиннее колена, немного расширяющейся снизу, Линда выглядела не столько миловидно, сколько стильно.

В целом же стиль одежды у модов склонялся к унисексу, и с течением времени стрижки мод-девушек становились всё короче и ближе к мужским — пряди перед ушами, напоминающие бакенбарды, причёски с несколькими слоями, слегка укороченными сверху. И юноши, и барышни носили замшевую обувь — в основном Hush Puppies — но особенно они были популярны среди девушек.

Девушки тогда отдавали предпочтение одежде, подчёркивающей стройность фигуры; кроме того, многие носили прямые жакеты и прямые юбки длиной чуть ниже колена. Также были популярны узкие замшевые пальто длиной три четверти, которые можно было носить как с прямыми брюками, так и с юбками.

Мод-девушки были прямыми и самоуверенными. У них было ярко выржено товарищеское чувство, и они всегда помогали друг другу. Они были независимы и чувствовали себя равными мужчинам. Поскольку в мод-идеологии был очень важен коллектив, барышни обычно собирались большими группами — их редко можно было встретить в одиночестве, чаще с парой (или больше) подруг. Мальчишеский образ, которого придерживались мод-девушки, отрицательно сказывался на их женственности, и некоторые из них выглядели довольно-таки неряшливо.

Правда, агрессивный макияж (особенно яркие тени), который использовали мод-девушки, помогал им подчеркнуть разницу между полами. Какое-то время большой популярностью пользовались дешёвые пластиковые или нейлоновые плащи из C&A (как правило, тёмно-синие) — ребятам они нравились, поскольку их было удобно носить поверх костюма во время езды на скутере, но для девушек эти плащи стали самой настоящей униформой. Когда ты ехал по Грин-Лейн из Вуд-Грин в Харрингей, можно было увидеть массу одинаково одетых, похожих на мальчишек девиц в тёмно-синих плащах — но всё же они были молодцы, настоящие моды.

Мы знакомились с девушками не только в клубах, но и на танцах в различных коллеждах Лондона, где всегда можно было встретить красивых девушек, многие из которых увлекались мод-стилем. Я уже писал, что девушки из клуба Scene, Пэт Б., Банти В. и Элейн В., произвели на меня самое положительное впечатление — однако к сожалению, с течением времени атмосфера в Scene стала портиться.

Не хотелось бы завершать разговор о мод-девушках на такой грустной ноте, но как ни крути, среди посетителей Scene, которые изначально представляли различные социальные группы, впоследствии начала доминировать публика из бедных районов, что привело к заметному падению стандартов морали. Я был на вечеринках, где некоторые девушки за один вечер успевали заняться сексом больше чем с одним парнем.

Источник: themodgeneration.co.uk.
Перевод: Мария Mary_J Миронова и Олег MoBKiD Миронов.

comments powered by HyperComments
468 ad