Меню навигации+

Rob the Mod, часть 2

Опубликовано 14 Сен 2009 года в Движение, Статьи | Нет комментариев

Это вторая часть воспоминаний Роберта Николса о лондонской мод-сцене. Остальные части можно найти по ссылкам: первая, третья, четвёртая, пятая, шестая.

На «Ready, Steady, Go» показывали кое-какие топовые модовские прикиды и танцы на примере публики в студии. Я был среди этой публики, но поскольку передача шла в прямом эфире, посмотреть на самого себя мне так и не удалось. На этом телешоу выступали замечательные исполнители, в их числе были Соломон Берк (Solomon Burke), Милли Смолл (Millie Small), Martha & The Vandellas, Джерри Ли Льюис (Jerry Lee Lewis), Руфус Томас (Rufus Thomas), Isley Brothers, The Who, Kinks, Animals и многие другие.

Также там выступали брат и сестра Инез и Чарли Фокс (Inez & Charlie Foxx). Их «Mocking Bird» вышла в сентябре 1963 года на Sue, лэйбле Криса Блэкуэлла (Chris Blackwell), а в 1964 году они играли на разогреве во время гастролей Rolling Stones. Они выступали в клубе Scene и я взял автограф у Чарли Фокса. После трагической смерти Майкла Джексона 25 июня 2009 года в новостях не раз говорили, что Джексон позаимствовал свою знаменитую «лунную походку» у Джеймса Брауна, однако ещё до того, как Браун впервые использовал это движение, Чарли Фокс делал ту же «лунную походку» во время своих концертов. Думаю, что в действительности она ещё старше.

Inez & Charlie Foxx

Как всё начиналось

В конце 50х-начале 60х на британском радио было сложновато услышать американский ритм-энд-блюз. Старушка BBC вообще его не ставила, хотя BBC Light Programme каждую субботу по утрам утешала нас скиффлом. Радио Люксембург было чуть лучше, правда, отзывы были не слишком доброжелательными. В целом мы знакомились с новинками ритм-энд-блюза, когда случайно слышали записи на музыкальных автоматах, на местных танцах и в магазинах пластинок, где музыка играла через громкоговорители.

Последними новинками, которые тогда звучали на Эдмонтон-Хай-стрит, были «One Way Ticket» Нила Седаки (Neil Sedaka), выпущенная в 1959 г., «Save The Last Dance For Me» The Drifters (1960), «What’d I Say» Рэя Чарльза (Ray Charles) 1960 года, которая была чёткой и очень крутой вещью, сильно опередившей своё время, «Mama Said» The Shirelles (1961), «Hide And Go Seek» Bunker Hill (1962) и «Zip A Dee Doo Dah», песня Bobby Socks & The Blue Jeans (1962), которые первыми использовали в своей записи «стену звука» Фила Спектора (Phil Spector).

The Shirelles

Чтобы потанцевать под такую музыку, по вторникам мы ходили на «Under 21 Night» в Royal, большой дансинг в Тоттенхеме. Там был дресс-код — никаких тедди-боев. Так что хоть волосы мои на затылке и были уложены бриллинатином, на танцы я надевал тёмный костюм в итальянском стиле, галстук и winkle pickers. В Royal был впечатляющий плей-лист, куда входили такие вещи, как «Willie And The Hand Jive» Джонни Отиса (Johnny Otis), выпущенная в 1958 году, «Sea Cruise» Фрэнки Форда (Frankie Ford) 1959 года, «Money» Барретта Стронга (Barrett Strong) 1959 года, «Shop Around» The Miracles (1960); «Stay» Мориса Уильямса (Maurice Williams) 1960 года и «New Orleans» Gary U.S. Bonds (1961).

Примерно в октябре 1962 года я начал менять свой стиль. В Royal я видел элегантно одетых, чистых и ухоженных молодых людей с аккуратными причёсками. Там я познакомился с Джерри Т. и Мэлом Х. — оба они одевались в модовском стиле уже больше года. Эти молодые люди и их компания были на голову выше других моих приятелей, поскольку они сдали «Eleven plus» и обладали всей самоуверенностью людей, закончивших среднюю школу.

Когда я только познакомился с ними, Джерри и Мэл носили пиджаки без воротников в стиле Пьера Кардена, которые позже стали известны как «битловские пиджаки». У Мэла был тёмно-синий короткий пиджак, немного похожий на итонскую куртку. Воротник его белой рубашки был высоким, в итонском стиле, и хотя он носил достаточно широкий галстук, узел на галстуке был маленьким и практически не был виден под воротником. Роджер Д., друг Мэла и Джерри, был гораздо большим щеголем — когда мы тусовались в Royal, он носил старомодные гетры поверх своих ботинок и ходил с зонтиком-тростью.

В начале 1963 года по воскресеньям Rolling Stones играли в Studio 51 Кена Кольера (Ken Colyer) в Вест-Энде, и мы стали регулярно ходить на их выступления. На тот момент Стоунз считались ритм-энд-блюзовой, а не поп-группой, что сразу давало им статус практически как у джазового коллектива. Сейчас это кажется странным, но Studio 51 был небольшим клубом, и зачастую число посетителей там насчитывало всего пару десятков человек.

Rolling Stones

Мы считали себя поклонниками Стоунз, но они не были модами, скорее просто одевались как студенты-гуманитарии или битники. Хотя Стоунз и стояли у истоков движения, как и Джерри с Мэлом, они (в отличие от меня и Рода Стюарта), так и не стали настоящими модами в том смысле этого слова, который используется для описания определённой группы молодёжи, тесно связанной с рабочим классом.

Выпущенный в июне 1963 года сингл с кавером на «Come On» Чака Берри (Chuck Berry), записанным Стоунз, был успешно распродан, и они начали привлекать более широкую поп-аудиторию. Их последний концерт в Studio 51 состоялся в сентябре 1963 года, а второго октября, после выхода сингла с их версией «Not Fade Away» Бадди Холли (Buddy Holly), они отыграли большой концерт в Regal Theatre Эдмонтона.

Мне не понравилось это выступление — там было слишком много народу, и кроме того, на тот момент я уже считал себя модом и у меня были другие предпочтения. За исключением их бесплатного концерта в Гайд-парке пятого июля 1969 года, через два дня после смерти Брайана Джонса, это был последний раз, когда я видел живое выступление Стоунз.

Вест-Энд в 1963-64 гг.

Среди мест, куда мы ходили, были большие клубы Вест-Энда — например, клуб «100» на Оксфорд-стрит или Marquee, где проходили живые выступления сначала джазовых коллективов, а потом, к середине 60х — ритм-энд-блюзовых групп. Располагавшиеся на Уордор Стрит Whisky a Go Go, La Discotheque и вотчина Джорджи Фэйма, The Flamingo, были меньше, толковее, но несколько напыщеннее и на мой взгляд, иногда там было слишком тесно. Я предпочитал Scene, где посещаемость обычно была более низкой.

Я всегда был высокого мнения о Пите Мидене и Гае Стивенсе и относился к ним обоим как к основоположникам мод-движения. Ирония заключается в том, что оба они заплатили за это высокую цену и умерли молодыми, 12 августа 1979 года и 31 августа 1981 года соответственно. Хотя я был знаком с Гаем, с Питом Миденом мы никогда не общались. Думаю, пару раз я видел его в Scene, поскольку тусовались мы там примерно в одно время, просто я не знал, что это был он. В интервью Стиву Тёрнеру (Steve Turner), опубликованном в NME уже после смерти Пита, он говорил: «Там были все фэйсы и те люди, которых я знал. Фэйс — это тот, кого ты узнаёшь; ты можешь даже не знать его имени, но всё равно ты знаешь, что он — фэйс.»

Однако я хотел бы поспорить с нижеследующим утверждением Пита Мидена:
«В Хэм-Ярде был небольшой клуб, который назывался Scene… там звучала самая потрясающая музыка, которую только можно представить… В сущности, эта музыка отлично подходила для танцев тем, кто не был увлечён друг другом. Женщин там было немного. Ну конечно же, нам всем нравились женщины, но когда ты живёшь в Вест-энде, ты знаешь, что должен платить за своих женщин, а потом ты всё равно ничего не получаешь, потому что девушки — это настоящие загадки, не так ли?» (Интервью для журнала NME, 17 ноября 1979 года)

The High Numbers

Мод-девушки

Это неправда — люди увлекались друг другом и разумеется, среди нас были девушки. Да, одежда, музыка и танцы были очень важны, но мы ходили в Scene, чтобы познакомиться с барышнями. Согласен, Сохо знаменит своими девушками по вызову, но клуб Scene с ними не связывался.

У меня была масса удачных свиданий — с офисными работницами, которые жили в студиях в Найтсбридже; с юными леди из среднего класса, которые увлекались мод-стилем и приезжали в город, например, из Эппинга, как Банти У.; с девушками из Ист-Энда, одной из которых была Элейн Б. — она жила со своими родителями в высотном здании в районе Поплар.

С Пэт Б. я познакомился в Scene в ноябре 1963 года. Пэт была симпатичной мод-девушкой. Когда мы познакомились, на ней была тёмная водолазка и широкие брюки. «It’s Gonna Work Out Fine» Айка и Тины Тёрнер навевают воспоминания о том чудесном времени. Мы танцевали, а потом, поскольку в клубе музыка была очень громкой, мы сели снаружи, в Хэм-Ярде, и разговаривали.

Пэт жила со своей матерью в квартире в григорианском особняке на авеню Святого Георга. Помню, как мы сидели у неё на кухне и она ставила мне концертник «Ray Charles in Person». Он начинается с громкого саксофона Дэвида Ньюмана (David ‘Fathead’ Newman) во вступлении к классической «The Night Time Is The Right Time». Отличная пластинка, тогда я её впервые услышал.

Я не очень хорошо помню мод-макияж, но всё же мне запомнился агрессивный макияж Пэт. Её верхние веки были полностью покрыты чёрными тенями, что выделяло её глаза и делало Пэт немного похожей на маленькую симпатичную сову. Пэт была моей девушкой, но примерно через год мы с ней расстались.

Источник: themodgeneration.co.uk.
Перевод: Мария Mary_J Миронова и Олег MoBKiD Миронов.

comments powered by HyperComments
468 ad