Меню навигации+

Rob the Mod, часть 1

Опубликовано 18 Дек 2014 года в Движение, Статьи | Нет комментариев

Роберт Николс (Robert Nicholls) — один из самых настоящих фэйсов Лондона середины 60х. И хотя он уехал из Британии в начале 70х, Роберт не забыл, как был лондонским модом. Теперь он хотел бы поделиться своими воспоминаниями с модами старой школы, такими, как он сам, и рассказать о том, как всё было, современной молодёжи, интересующейся мод-движением. Предлагаем вам первую часть его воспоминаний (следующие части можно найти по ссылкам: вторая, третья, четвёртая, пятая, шестая).

Сейчас я пишу книгу о том времени, когда я был лондонским модом. Думаю, меня можно было назвать фэйсом. Я видел выступления таких музыкантов, как Род Стюарт, Стоунз и The Who (тогда ещё они были High Numbers) в маленьких клубах Ист-Энда. Позже эти группы стали собирать полные стадионы, но в те дни на них ходило не больше десятка-другого почитателей.

Как и всякий мод, я самоутверждался с помощью одежды, музыки и танцев. В апреле 1963 года я купил себе подержанный скутер Vespa GS. Он был серебристо-серого цвета, и я решил не навешивать на него кучу зеркал, как делали некоторые скутербои. Зато я приделал к нему сзади большой брызговик, который доставал до дороги. Моей главной слабостью была выхлопная система, которая состояла из сдвоенных хромированных труб, каждая по 1,5 дюйма в диаметре, издававших приятное хриплое гудение, словно бомбардировщик времён Второй мировой войны. Меня регулярно штрафовали за превышение допустимого уровня шума. К сожалению, в ноябре 1964 года мой скутер был угнан, и хотя позже его нашли, он был уже перекрашен и разобран на запчасти, так что я решил избавиться от него.

Одежда

Я крайне рано стал следить за модными тенденциями. Сначала я провалился на экзаменах «Eleven plus», как и Род Стюарт, а затем в пятнадцать лет бросил школу. На тот момент в одежде я придерживался стиля тедди-боев — носил мешковатый пиждак и самодельный галстук-шнурок, так что своим внешним видом я напоминал афериста с берегов Миссисипи.

Где-то в октябре 1962 года я радикально сменил манеру одеваться. До того, как для описания определённой группы молодёжи стало использоваться слово «мод», мы прошли через до-модовскую, или, как её ещё можно назвать, «модернистскую» фазу. Тогда мы предпочитали пиджаки без воротников в стиле Пьера Кардена и расклешённые брюки. Но к 1964 году я уже носил прямые укороченные брюки, которые заканчивались примерно на три дюйма выше ботинка. Они не были ни расклешёнными, ни зауженными, отсюда произошло их название — «parallels». Я частенько носил льняные или твидовые спортивные пиджаки с длинными шлицами, рубашки с воротниками а-ля Неру, тонкие шерстяные рубашки Fred Perry и лёгкие свитера.

Конечно, если сравнивать его с поздней модой Карнаби стрит и детей цветов, стиль одежды у модов не был особенно вызывающим, обычно он заключался в незначительных переделках давно укоренившихся стилей. Поскольку мы сами придумывали все эти новшества, найти подходящую готовую одежду было невозможно, так что мы её шили. Наиболее существенные модификации затрагивали форму воротника, а также ширину и длину брюк. Наш внешний вид всегда соответствовал общему направлению мод-стиля на тот момент, но мы выражали свою индивидуальность, внося лёгкие изменения в заданную тему.

Например, в то время как скутербои носили длинные парки, я ходил в чёрной штормовке из местного военторга и чёрном берете. К 1964 году моды перешли от утончённой клубной обуви к более прочной уличной, и стали популярны Desert Boots. У меня была пара чёрных ботинок из мягкой кожи на толстой каучуковой подошве, похожих на Brothel Creepers эпохи тедди-боев. Поскольку в тёмных ночных клубах чёрная обувь была незаметна, я акцентировал внимание на своих ботинках при помощи белых шнурков, которые также привлекали внимание и к моим танцевальным па. Впоследствии лэйбл Hush Puppy, который тогда торговал обувью для модов, начал продавать их не только с белыми шнурками, но и с розовыми, зелёными и другими цветами.

Джорджи Фэйм сотоварищи

Клуб Scene в Сохо

Ронан О’Рэхилли (Ronan O’Rahilly), менеджер Джорджи Фэйма (Georgie Fame) и Грэма Бонда (Graham Bond) открыл Scene в марте 1963 года; клуб был закрыт в 1966 году, и таким образом период его существования охватывает почти всю мод-эпоху. Интерьер там оставлял желать лучшего — это был тускло освещённый клуб с низкими потолками и маленькой сценой. Вдоль противоположной стены располагались столики, отделённые друг от друга перегородками. В маленьком баре можно было купить только просто Колу или Колу с виски.

В мае 1963 года О’Рэхилли взял на работу ритм-энд-блюзового диджея Гая Стивенса (Guy Stevens), чтобы тот немного оживил безлюдные ночи понедельников. Статус Scene как одного из центровых для мод-движения клубов упрочило не то, что там играли и Крис Фарлоу (Chris Farlowe), и Джорджи Фэйм, и Rolling Stones, и The Who, и Animals — посетителей привлекали именно диджейские сэты Стивенса. Он не только обладал отличным музыкальным вкусом, но и умел находить пластинки с самым восхитительным американским ритм-энд-блюзом и делиться своими находками с публикой. Когда мы слышали эту музыку, мы знали, что нам она нравится!

Литтл Ричард

В 1956 году, когда мне было двенадцать, никому не надо было объяснять мне, как крут Литтл Ричард (Little Richard). Когда он пел «Long Tall Sally» в фильме «Don’t Knock the Rock», он обращался напрямую к моей душе, и от этого у меня мурашки бежали по коже. И у Гая Стивенса было схожее прозрение, когда в 1958 году он пришёл на концерт Джерри Ли Льюиса (Jerry Lee Lewis), и то же было со многими людьми нашего поколения.

Быть модом и открывать для себя ритм-энд-блюз, а чуть позже блюбит и ска, — это для меня совершенно одно и то же, равные понятия. На тот момент привозные записи, которые играл Гай Стивенс, были для нас самой лучшей, самой актуальной и самой танцевальной музыкой на свете, пока ещё не признанной за пределами создававшего её социума.

Многие британские музыканты регулярно пополняли свой репертуар за счет Стивенса — кто-то просто исполнял понравившиеся песни в своём стиле, кто-то пытался их максимально похоже скопировать. Например, в июле 1964 года на лэйбле Fontana был выпущен сингл «I’m The Face» группы High Numbers. Их раскручивал как первую аутентичную мод-группу Пит Миден (Pete Meaden). Так он просто взял и написал свой текст для песни Слима Харпо (Slim Harpo) «Got Love If You Want It».

Слим Харпо

Музыка

Если бы я мог выбрать две песни, которые являются для меня символами Scene в дни его расцвета, это были бы «It’s Gonna Work Out Fine» Айка и Тины Тёрнер (Ike & Tina Turner), выпущенная в 1961 году, и инструментал Джеймса Брауна (James Brown) «Night Train» 1962 года. Хотя ни одна из этих вещей не вошла на CD-компиляцию «The UK Sue Label Story: The World of Guy Stevens» (2004, Ace Records, London, CHD 1001), этот диск всё же предоставляет достойную подборку записей, которые звучали в Scene году в 1964, а также к нему прилагается весьма информативный буклет.

Если сравнивать этот компакт-диск с LP «The Sue Story!» (Sue ILP 925), который был выпущен Гаем Стивенсом в середине 60х и на котором было записано только шестнадцать песен в отличие от двадцати шести на CD, то можно заметить, что на LP присутствует «Night Train», а также «Harlem Shuffle» в исполнении Bob & Earl — ещё один хит клуба Scene — но обе эти песни не включены на компакт-диск.

На обоих сборниках записан быстрый ритм-энд-блюз с уклоном в соул, тогда как ранние сэты Стивенса в Scene состояли в основном из ритм-энд-блюза с более блюзовым звучанием и самого натурального рок-н-ролла. Это подтверждает реклама для «Rhythm & Blues Record Session», которая проводилась в один из понедельников 1963 года: «Слушайте или танцуйте под записи Bo Diddley, Chuck Berry, Jimmy Reed, John Lee Hooker, Howlin’ Wolf, Muddy Waters, Fats Domino, Jerry Lee Lewis, Carl Perkins, Larry Williams, The Coasters и многих других ритм-энд-блюзовых музыкантов!»

Чак Берри

В дополнение к этому можно также вспомнить блюзы, такие как «King Bee» Слима Харпо (Slim Harpo) 1957 г., «I’m A Lover Not A Fighter» Лэйзи Лестера (Lazy Lester) 1958 г., «Fannie Mae» Бастера Брауна (Buster Brown) 1959 г. и «It Was A Dream» Луизиана Реда (Louisiana Red) 1965 г. — тематическую песню, посвящённую кубинскому кризису.

«Walking The Dog» Руфуса Томаса (Rufus Thomas), записанная в 1963 году, также была ультра-танцевальной, как и «Monkey Time» Мэйджор Лэнса (Major Lance) 1964 года. Также на ум приходит «You Beat Me To The Punch» — чувственная, но колкая баллада в исполнении Мэри Уэллс (Mary Wells), и «Just One Look» Дорис Трой (Doris Troy) 1963 года — величественная, завораживающая песня.

Среди записей, популярных в Scene в более поздний период, были «Turn On Your Love Light» Бобби Блэнда (Bobby Bland) 1961 г., «Hi-Heel Sneakers» Томми Такера (Tommy Tucker) 1964 г. и «Twine Time», песня Alvin Cash & The Crawlers 1963 г. Конечно, это лишь примерный список, и я намеренно не включил в него «Smokestack Lightning» Хаулин Вульфа (Howlin’ Wolf), впервые выпущенную в 1956 году, «Tell Him» The Exciters 1962 года, «Louie Louie» The Kingsmen 1963 года и «Green Onions» Booker T & The MG’s 1964 года, поскольку они были очень популярны на клубной сцене в начале-середине 60х и даже вошли в британские хит-парады.

Бобби Блэнд

Танцы

То, что мы танцевали в Scene, было в основном самовыражением людей на танцполе, а не заученными движениями. Но иногда всё же можно было увидеть и в некотором роде варианты популярных в Америке танцев, которые особенно нас цепляли. Они служили нам хорошей основой для импровизации, и мало кто знал их оригинальные названия. Обычно на слуху были только твист да фанки чикен (Funky Chicken). Умение хорошо танцевать всегда высоко ценилось, а удачные танцевальные па были предметом подражания и на долгое время входили в моду.

То ли это была идея работников Scene, то ли это придумала сама публика, но танцпол в клубе посыпался меловой крошкой или тальком, чтобы он был более скользким и ноги во время танцев встречали меньшее сопротивление. Позднее в наших танцах нашлось место и распевным соуловым балладам, но вначале нормой были именно бодрые танцы с массой резких движений.

Впоследствии, примерно тогда, когда в Англию начали на регулярной основе приезжать с гастролями чёрные музыканты из-за океана, началось более сознательное заимствование танцев. А до этого… Во время нашей поездки в Норвич в 1965 году мы научились танцевать Jerk и Swim у чёрных американских солдат, которые размещались на военных базах неподалёку и каждые выходные выбирались развлекаться в местные клубы.

The Exciters

Моды в клубе Scene изобрели такие танцы, как Block и Bang. Во время Bang танцор совершал ногами взмахи в стороны; собственно взрыв (bang) происходил, когда одна нога отводилась прямо в сторону, а вторая в это время громко топала по полу в ритм музыке. Block я видел в Scene пару раз, но танцевать его никогда не пробовал. Название связано с модовским увлечением «пурпурными сердечками» — считалось, что сам танец изображает собой приход от них. Я не говорю, что для того, чтобы танцевать Block, нужно было наглотаться амфетаминов — скорее это была некая яркая пародия.

Помнится, однажды один молодой человек провёл импровизированный мастер-класс — для него освободили место на танцполе, и он исполнил танец, состоявший в основном из ритмичного, но несколько конвульсивного движения ног и рук, поворотов туловища, скрещивания ног и периодических разворотов вокруг своей оси, которые сопровождались наклонами из стороны в сторону, будто танцор готов упасть. Название танца никто не обьявил, либо же я не слышал его за громкой музыкой, но идею мы все прекрасно уловили.

Источник: themodgeneration.co.uk.
Перевод: Мария Mary_J Миронова и Олег MoBKiD Миронов.

comments powered by HyperComments
468 ad