Меню навигации+

If you think you’re groovy…

Опубликовано 6 Янв 2015 года в Музыка, Статьи | Нет комментариев

pp_arnold_2

Сейчас её имя ассоциируется прежде всего с хитами 60х, без которых не обходится ни один тематический сборник — это «The First Cut Is The Deepest» и «Angel Of The Morning». Знатоки северного соула не забывают «Everything’s Gonna Be Alright», что тоже на постоянной основе подогревает субкультурный интерес к этой американской певице, переехавшей в в Англию в 1966 году. Тогда, во время тура с группой  The Ikettes в качестве бэк-вокалистки, Пи Пи Арнольд (P.P.Arnold) решила начать сольную карьеру на берегах Туманного Альбиона. И скоро о ней уже заговорили как о Первой леди компании Immediate Records, работающей вместе с Миком Джаггером (Mick Jagger) и группой The Small Faces — разве можно забыть такие хиты последних, как  «Tin Soldier» и «(If You Think You’re) Groovy»?

И даже в XXI веке голос Арнольд востребован — она работала с Primal Scream над треком «Understanding», а её совместный альбом с Dr Robert из группы The Blow Monkeys был крайне тепло принят не только поклонниками обоих талантов, но и придирчивыми критиками, не упускающими возможности поездить на согнутых многолетним трудом спинах звезд прошлого.

Когда вы впервые приехали в Англию?

В 1966 году, вместе с Айком и Тиной Тёрнер (Ike & Tina Turner) — это был их совместный тур с Rolling Stones. Во время него мы стали очень близкими друзьями с Миком Джагером, и он пригласил меня остаться в Англии и записываться сольно с помощью Эндрю Луг Олдэма (Andrew Loog Oldham), хозяина компании Immediate Records.

Как вас приняли английские поклонники?

Это было невероятно. Нас действительно впечатлили англичане и то, как много они знают о соул-музыке и её истории. В Америке мы играли по Chitlin’ Circuit (сеть концертных площадок, раскиданных по восточным, южным и центрально-западным штатам США, специально созданная для выступления цветных исполнителей. — прим. пер.) и даже не помышляли о выступлении на стадионах.

Первый же концерт в Англии проходил в Albert Hall — и это было просто невероятно, все просто с ума посходили. Очень важно, что мы играли вместе с Rolling Stones, они тогда взошли на самый пик популярности, а наша «River Deep, Mountain High» была большим хитом в Англии — так что все пришли посмотреть и на Айка с Тиной тоже. Народ был знаком с «The TAMI Show»  (американский фильм, запечатлевший выступления соуловых, ритм-энд-блюзовых и рок-н-ролльных банд из США и Англии. — прим. пер.), так что они имели некоторое представление о том, что мы делаем с Айком и Тиной и как выглядят все эти экспрессивные танцы. Когда мы вышли на сцену, они были готовы.

pp_arnold_3

Вы ожидали подобного приема?

Даже представить не могли. Просто получали удовольствие от самого факта поездки в Англию. Свои знания о Лондоне я подчерпнула из фильмов ужасов, всех этих шедевров от компании Hammer — ну, знаете, туманные улицы Лондона и всё такое. Приехала вся такая открытая к новым впечатлениям, что бы не происходило. Думаю, Айк с Тиной так же всё воспринимали, это был их первый визит в Европу, так что для всех это было серьёзным шагом.

И каким было первое впечатление от Англии?

Мода и стиль во всём. Мы просто с ума посходили от обилия всевозможной одежды — а мы были очень подкованными в данном вопросе. И мини-юбки — мода на них только начиналась. Таких коротких мы ещё не носили у себя, в Штатах. Если память мне не изменяет, это было ещё до того, как Тина ударилась в откровенные наряды — мы были модными, но немного скромными. Открытые платья с сапожками — да, но они не были такими уж короткими. Так что сразу после прилёта первым делом мы занялись обновлением гардероба. В Лондоне это было совсем не сложно: Мэри Куант (Mary Quant), Quorum, Granny Takes A Trip, Кингс-Роуд, Карнаби-стрит, Хай-стрит в Кенсингтоне – всех обошли.

После того, как вы ушли из The Ikettes и остались в Англии, начав сольную карьеру, вы стали очень дружны со Стивом Марриоттом и группой Small Faces.

Small Faces были крутыми и знали, как себя подать. Они были словно как братья для меня, как дома, щёголи. Сначала я ничего не знала о так называемой мод-сцене, это всё было в новинку, но я быстро втянулась. Эти парни были упакованы по полной — костюмы, белые рубашки, белые носки. Мы в Штатах называли это Лигой Плюща, студенты так одевались на учёбу. Я была тут заметной частью сцены. Никогда не считала себя модом или чем-то подобным, но вся тусовка жила соулом — а я и была соулом! Я связана со всей тусовкой, музыкой и модой, но на скутерах никогда не каталась. Вообще, я не припомню, чтоб и Стив тогда передвигался на скутере, ведь у него был бентли, если не ошибаюсь. Парни предпочитали мини-куперы — и Стоунз, и Faces. Да вся Immediate предпочитала, потому и обанкротилась, наверное. Но это было действительно в топе, самый писк.

pp_arnold_4

Когда вы начали записываться для Immediate, Эндрю Луг Олдэм хотел, чтоб вы звучали как некое звено между британской прогрессивной поп-музыкой и соулом.

Меня так и продюсировали, как очень британский поп, хотя моим стилем был определённо госпел. Эндрю был большим фанатом Фила Спектора и девчачьих групп того времени, таких как The Ronettes или всевозможные записи с Motown. Мы натурально наводили мосты меж двух берегов Атлантики с помощью соула и блюза. Британский рок и соул — это как тонкая грань между модами и рокерами. Очень тонкая грань — в смысле, люди обычно не связывают Rolling Stones с мод-движением, почему-то, но они-то были щеголями, в неком эдвардианском ключе, конечно. Мик был очень даже мод, знаток модных тенденций, и Брайан был великолепен — тоже очень подкован в вопросах стиля.

Как ваши коллеги относились к тому, что британские рок-группы перерождают соул и блюз и затем продают его Америке обратно?

Нет, британские команды были великолепны! Очень сильные музыканты, они взяли чёрную музыку и создали на её основе своё собственное звучание. Именно белые британские группы открыли для чёрных американских исполнителей дверь в мир музыки без расовых ограничений. В Штатах ведь всё было иначе — там Тина не играла в белых клубах до работы с Филом Спектором, а потом, после, не играла и в чёрных. Только когда в Англию приехали, поняли, что это такое — интернациональная сцена.

Стив Марриотт написал для вас «Afterglow Of Your Love» — но затем решил, что эта песня слишком хороша, чтобы её отдавать, и тогда вы вместе записали «(If You Think You’re) Groovy».

«Afterglow» до сих пор для меня очень особая песня. Я очень хотела её записать, но «Groovy» тоже была крутой, и тоже про меня. Мы со Стивом были очень хорошими друзьями.

В шестидесятые вы некоторое время жили с Роном Вудом (Ron Wood).

Нет, это Рон жил со мной, в МОЁМ доме. Он с подружкой там останавливался на некоторое время. Мы были хорошими приятелями — это было до того, как все стали суперзвёздами. Вуди жил со мной где-то в 1967, я уже год к тому моменту жила в Англии, записала успешную «The First Cut Is The Deepest», затем уехала в Америку, где родила детей. Так что он жил со мной и малышами.

Вашей первой сольной записью после ухода из The Ikettes стала «Everything’s Gonna Be Alright», классика северного соула, в дальнейшем.

Я ничего про это не знала, пока не вернулась много лет спустя из Америки в Англию, откуда уехала в 70е. Тогда я снова пересекла пол-мира, чтобы записать дома пластинку, которая не увидела свет из-за какой-то политики компании. Вернулась в Англию в 1982 году и узнала, что у них была вся эта история с северным соулом, и моя песня «Everything’s Gonna Be Alright» снова стала очень популярной, люди платили за сингл серьёзные деньги. Невероятно, что меня даже не было поблизости, когда всё это происходило, думала, что всё как обычно — с глаз долой, из сердца вон, думала, меня забыли. Эрик Клэптон (Eric Clapton) спродюсировал какие-то мои записи после совместных гастролей, потом поработала с парнем по имени Фаззи Сэмюэлс (Fuzzy Samuels), он играл на басу в Crosby, Stills And Nash — пытались сделать такой фьюжн в духе 70х.

Сейчас оглядываюсь и думаю, что вся музыка, которой я занималась в 60е, была слишком прогрессивной для своего времени. И чем ясней обрисовывалась цель, та цель, что ставили Эндрю Олдэм или даже Барри Джибб (Barry Gibb) как продюсеры, — тем больше я отрывалась от реальности. EMI хотели, чтоб я записала что-нибудь припанкованное, но у меня это как-то не ассоциировалось с моим образом, а потом, когда моя дочь погибла в автокатастрофе, я вообще скрылась на некоторое время.

Вскоре после возвращения в Англию в ранних 80х, вы вернулись в чарты, записавшись с Kane Gang.

Да, мы сделали вместе трек Staple Singers «Respect Yourself». Он стал хитом, но меня там даже не упомянули, хотя все и так знали, что это я — притворялась для них Мэвис Стейпл (Mavis Staple). Это был отличный трек, но некоторые не хотят особо делиться доходами. Или вот «It’s A Beautiful Thing» — вроде как трек подразумевался в ключе совместной работы с Ocean Colour Scene, а меня то упоминают, чисто в виде поощрения, а то и вовсе нет. Финансово, я, определённо, не была должным образом вознаграждена, так что все имеют хиты в свою копилку, а вот как и мне руки погреть — так в кусты.

Работа с  Ocean Colour Scene в 1998 году вернула вас в чарты, но не особо поспособствовала карьере, хотя вы и выпустили на волне интереса впечатляющий сольный сингл «A Different Drum».

Я вечно спотыкаюсь на том, что работаю с продюсерами, которые, в свою очередь, тоже являются артистами, и рано или поздно у нас возникает конфликт интересов. Когда у людей свои собственные проблемы, они не могут уделять тебе всё необходимое время. При всей чудесности Стива Крэддока (Steve Craddock), у него была куча сложностей со своей бандой, и народ не сильно радовался тому времени, что он проводил, работая со мной. Я прошла через подобное и в 60х, после того как рассталась с  Immediate и начала работать с Барри Джиббом, когда у Bee Gees было не всё так радужно.

Когда что-то такое нарисовывается, ты первый, кто отправляется в список ожидания. Мы со Стивом проделали в студии большую работу, и я очень жалею, что из этого так ничего и не вышло. Всё очень хорошо получалось, и могло выстрелить — но, опять же, такие вот правила работы с группой или продюсером из группы в не самый лучший её период. Думаю, весь этот бизнес основан на появлении в правильном месте в нужное время, и даже если я чем-то занимаюсь и знаю, что меня любят и уважают поклонники и коллеги — на пути всегда стоят правила музыкального бизнеса. Куча народу просто сдаётся, но я думаю, что я слишком упёртая. Я певица и я пою.

pp_arnold_1

По сей день вы остаетесь востребованной вокалисткой, записываетесь с The Beatmasters, KLF, Alter-8, Oasis и Роджером Уотерсом (Roger Waters), и это далеко не весь перечень имён.

Мы с ними великолепно посотрудничали, но очень жаль, что во время всех этих работ мне так и не выдался шанс представить себя как сольную исполнительницу. В этим же смысл таких вот совместных проектов, но на пути всегда стоит политика компаний по отношению к артистам. Я так и не получила достойного уважения, хотя я чувствовала, что вполне его заслужила.

Ещё вы записали свою версию хита The Small Faces «Understanding» вместе с Bobby Gillespie и группой Primal Scream, которая вышла под именем PP & The Primes.

Это было круто, записывать «Understanding», и мы отлично потусовались вместе, ну, пока, по крайней мере, все окончательно не убрались. А вот как убрались — я просто перестала даже понимать, что мне говорят — у них жуткий акцент. А так, всё по новой — все занимаются своими делами, а я опять работаю с продюсерами, у которых есть собственные группы. Ну не получается у меня иначе. Надо бы уже найти кого-то кто в продюсеры, и чтоб он занимался только своим делом, а именно продюсировал.

Вы еще с Полом Веллером (Paul Weller) работали…

Я не работала прямо с Полом. С ним я, по большому счёту, поджемовала и дала пару концертов. Пол, как мне кажется, никогда не был заинтересован в работе со мной как с сольным исполнителем, хоть и помогал Стиву Крэддоку в работе над моими записями, которые так и не вышли. Я собиралась тогда записать одну его песню.

Вам, как человеку, очень хорошо знавшему Стива Марриотта, должно быть, странно работать с исполнителями, черпающими своё вдохновение в его творчестве? 

Да, их карьера полностью основана на музыке того времени, и она оказывает огромное влияние на всё их творчество. Но, как говориться, «по одежке встречают…». Понимаете, о чём я? Стив Марриотт был Стивом Марриоттом… а Пол Веллер и Стив Крэддок, хоть и сильно вдохновляются Стивом, они совсем другие.

Источник: Sabotage Times
Текст: Chris Hunt
Перевод: Олег MoBKiD Миронов

comments powered by HyperComments
468 ad