Меню навигации+

Дон Леттс вспоминает, часть 3

Опубликовано 27 Ноя 2013 года в Движение, Музыка, Статьи | 1 коммент.

От редакции сайта Moscow Mod Scene: Некоторое время назад диджея, музыканта, режиссёра и общественного деятеля Дона Леттса пригласили вести авторскую колонку в официальном блоге Fred Perry. Мы в свою очередь не можем отказать себе в удовольствии поделиться его заметками и воспоминаниями с нашими читателями, конечно с любезного разрешения Fred Perry Russia.

В течение следующих нескольких недель, а может даже и месяцев, мы будем выкладывать воспоминания Дона об Англии 70х годов, о музыке и всевозможных субкультурах той эпохи. С первой публикацией серии вы можете ознакомиться здесь, вторую легко найдете тут, а мы тем временем продолжаем…

Don Letts

Old School

Начальная школа Церкви Христовой, где я учился, была смешанной, и именно там моё индифферентное отношение к девочкам сменилось осознанием того, что с этими любопытными созданиями можно заниматься чем-нибудь ещё, кроме как гонять их по коридорам и дёргать их за косички. Школа Церкви Христовой была лучшей из двух в нашем районе — вторая школа называлась Каули и там училось одно хулиганьё, а нашу школу содержала Англиканская церковь, и у нас учились преимущественно белые.

Вообще в нашем районе проживала пёстрая смесь из ямайцев, ирландцев, англичан и ранее уже упоминавшихся греков. Насколько я помню, все существовали настолько в мире и гармонии, насколько это представлялось возможным для собравшейся в одном месте кучки неудачников. Если и возникали какие-то разногласия, то они были больше всего похожи на сюжет дешёвой мыльной оперы. Явных трений на расовой почве я никогда не видел, но конечно, когда случалась склока — а в этой хрупкой экосистеме склоки были неизбежны — всё быстро сводилось к стандартному набору ругательств, основанных на цвете кожи оппонента.

В конце 60х я перешёл в школу Архиепископа Теннисона на юго-востоке Лондона, и понял, что влип — на протяжении всей моей учёбы, более пяти лет, я был там единственным учеником вест-индского происхождения. Отец так гордился мной, когда узнал, что меня взяли в среднюю школу, что он побежал и купил мне новенький портфель из светлой кожи, причём сбоку там были написаны золотом мои инициалы. Как же я ненавидел этот портфель…

В первый год учёбы в средней школе мы обязаны были носить форменные шорты, и в самый первый день нашей учёбы один из местных хулиганов привестствовал всех новичков ударами по ногам. Как только он сделал шаг в мою сторону, я двинул его в челюсть, и в тот же миг прозвенел звонок на урок, что лишило его возможности рассчитаться со мной. Я выбрал идеальный момент для удара. Не то чтобы я особенно хорошо дрался, но если бы я явился домой и сказал родителям, что позволил кому-то побить меня — они бы меня точно взгрели! Хотя если бы я пришёл домой и сказал бы, что меня выпорол учитель — скорее всего, мне бы тоже досталось. Поди пойми их.

Я прекрасно помню речь Эноха Пауэлла «Реки крови», которую он произнёс в 1968 году, когда я ещё учился в школе. Он требовал немедленного уменьшения притока иммигрантов в Соединённое Королевство и депортации всех, кто уже успел здесь обосноваться. На бытовом уровне эффект от этой речи был просто потрясающим. Полчаса назад я играл на одной детской площадке вместе с моими белыми сверстниками, и вот уже слышу: «Вали отсюда, чёрный ублюдок». Черномазый, ниггер, баклажан, самбо — чтобы меня унизить, использовались и эти эпитеты, и многие другие. Но каждый раз, когда меня обзывали, я лишь гордо отвечал: «Так точно!» — прямо в духе «Say it loud, I’m black and I’m proud» Джеймса Брауна. Это всех невероятно бесило, но в конце концов они начали уважать мою позицию.

Примерно тогда я познакомился с белым парнем из нашей школы — его звали Рой Фриланд, а прозвище у него было Фрогги (Лягушонок). До самого конца учёбы мы с ним оставались лучшими друзьями, и как раз он и был тем, кто подсадил меня на музыку Битлз. Я купил их пластинку с песней Penny Lane за семь шиллингов и шесть пенсов — в то время для меня это были огромные деньги. Благодаря Фрогги я понял истинный смысл слова «одержимость». К счастью, мой эгоизм заставил меня свернуть со скользкой дорожки фаната рок-группы, но до того, как это случилось, я успел собрать чуть ли не самую большую коллекцию битловской сувенирной продукции, какую только можно было найти в Великобритании.

В двенадцать лет мне нужно было решить, какие школьные предметы будут для меня основными в следующие годы обучения. Вроде всё просто, да? А вот как бы не так. Мои родители были уверены, что ни одному чёрному не удастся заработать на жизнь искусством, поэтому (исключительно ради моего блага) они заставили меня выбрать физику, химию и черчение. Годы спустя, когда я сдавал выпускные экзамены, во мне проснулся дух бунтарства, и я написал на своём экзаменационном листке по химии: «Химиком мне не быть, что я и признаю, голова болит, думать не могу». На экзамене по черчению я нарисовал голую женщину с подписью «кривые линии симпатичнее прямых». Ну в конце концов, мы же только-только открыли для себя секс, наркотики и рок-н-ролл, а это такой отвлекающий фактор даже для умудрённых жизнью взрослых — чего уж говорить о молодой шпане, которая была уверена, что перед ней лежат неизведанные земли, куда раньше не ступала нога человека!

В период взросления я был с головой погружён в белую культуру. Поскольку я тусовался с белыми ребятами вроде Фрогги, вокруг меня звучали Led Zeppelin, Капитан Бифхарт, Cream и Pink Floyd. Но всё это я слушал вполуха, а другой половиной уха слушал чёрную музыку. Одновременное воздействие чёрной и белой культуры сделало меня гораздо менее зашоренным, и благодаря нему я понял, что не хочу, чтобы обо мне судили по цвету моей кожи. Я не понимал идеологию, согласно которой, если ты чёрный, то ты можешь воспринимать только чёрную музыку. Для меня всегда было гораздо более интересным именно сопоставление и совмещение чёрной и белой культуры.

Продолжение следует…

Перевод: Мария Mary_J Миронова
Источник: Fred Perry Russia

comments powered by HyperComments
468 ad
Михаил Расташанский
2014-08-11 17:02:11
очень интересно, спасибо за перевод.