Меню навигации+

Корпорация блюза, часть 1

Опубликовано 2 Фев 2015 года в Музыка, Статьи | Нет комментариев

Алексис Корнер родился в Париже 19 апреля 1928 года. Это был странный космополитический мир, мир между двумя большими войнами. Его отцом был бывший австрийский кавалерийский офицер, а матерью — греко-турчанка. Родители отца Алексиса принадлежали к старой русской аристократии. В связи с тем, что отец занялся бизнесом, требующим постоянных разъездов, семья Корнера часто переезжала с места на место. Так что ребенком Алексис успел пожить во Франции, Швейцарии и даже Северной Африке, пока в 1939 году семья не осела в Великобритании. Вместе с родителями Алексис получил британское подданство. Его личностное формирование как раз и прошло в среде среднего класса Западного Лондона.

Алексис был, что называется, «трудным ребёнком», вылетев за непослушание из нескольких школ. В конце концов он оказался в Финчден Мэнор, специализированном учебном заведении для «беспокойных» мальчиков с высоким интеллектом, где он изготовил свою первую гитару из куска фанеры и ножки стула. Алексис рано проявил музыкальные способности, с пяти лет родители отдали его учиться на фортепьяно. Лет в двенадцать он увлекся джазом, в основном буги-вуги, а к середине 40-х уже играл музыку на полупрофессиональной основе.

Alexis_Korner_1

Следующий поворотный момент в его карьере произошел в армии, куда его призвали после школы. Оказавшись в английском контингенте в Западной Германии, он впервые услышал блюз и ритм-энд-блюз, передававшийся по American Forces Network. Эта музыка определила всю его дальнейшую судьбу. После демобилизации он ненадолго вернулся к семейному бизнесу в области торгового судоходства, одновременно окунувшись в богемно-джазовую атмосферу, царившую в барах и винных погребках лондонского Сохо. Одно время поиграв в каких-то случайных составах, к концу 1949 г. он наконец очутился в джаз-бэнде Криса Барбера (Chris Barber) в качестве гитариста и исполнителя на банджо. Гарольд Пендлтон (Harold Pendleton), впоследствии глава британской Национальной Джазовой Федерации, так охарактеризовал его тогдашний облик: «Странный, дикий, курящий чёрные сигареты, лохматый. Ярко выраженный иностранец, вообще непонятный. Он был похож на балканского террориста».

Крис Барбер включал в свои выступления получасовой ритм-энд-блюзовый сет в духе чикагских записей Тампа Ред (Tampa Red) и Биг Билла Брунзи (Big Bill Broonzy), в котором сольные партии как раз мог исполнить Корнер. В принципе, именно Крис Барбер дал первоначальный толчок к популяризации блюза в Великобритании, познакомив с ним простых слушателей за пределами университетских кафедр.

Однако ни о какой массовой популярности блюза в Великобритании того времени говорить не приходилось. Собственно говоря, альтернативой поп-музыки в Англии 50х годов были два музыкальных жанра — трэд и скиффл. Трэдом называли послевоенный британский вариант традиционного джаза, включавшего черты нью-орлеанского диксиленда и постсвингового мэйнстрима. Скиффл был чисто английским жанром, хотя некоторые исследователи находят его истоки в сельской чёрной музыке девятнадцатого века. Это были простые, незатейливые мелодии, исполнявшиеся на подручных средствах (таких как, коробки, мётлы, ящики и т.п.). Могли использоваться и акустические гитары. В бэнде Криса Барбера как раз начинал будущая звезда скиффла Лонни Донеган (Lonnie Donegan).

Lonnie Donegan

В 1953 г. Корнер знакомится с только что вернувшимся из Нового Орлеана трубачом и гитаристом Ken Colyer. На короткий срок тот присоединяется к бэнду Криса Барбера, в составе которого образуется скиффл-группа. В неё входили сам Крис Барбер (бас), Ken Colyer (гитара), его брат Билл (стиральная доска), Лонни Донеган (гитара, вокал) и Алексис Корнер (гитара, мандолина, губная гармоника). К слову сказать, Корнер был одним из первых музыкантов на Британских островах, освоивших губную гармонику. Вскоре Colyer уходит от Барбера, образуя собственную группу. К нему присоединяется и Корнер.

В июне 1954 г. с участием Корнера группа записала три блюзовых трека, вошедших в пластинку «Back to the Delta» (Decca LF 1196). Это были первые профессиональные записи Алексиса. На следующий год скиффл-группой Ken Colyer вместе с Корнером будет записан миньон с четырьмя композициями. Однако основной интерес в музыке для Алексиса составлял именно блюз, который он играл и в джаз-бэндах, и в скиффл-группах. Приобретя достаточный музыкальный опыт, Корнер подумывал над созданием собственной группы, которая будет играть именно блюз. В этом ему помог Сирил Дэвис (Cyril Davies), исполнитель на губной гармонике и двенадцатиструнной гитаре, и что самое главное, такой же ярый фанат блюза, как и сам Корнер.

Сирил Дэвис родился 23 января 1932 г. в сельской местности в долине реки Колн на границе графства Бекингемшир в юго-восточной Англии. Подростком Сирил освоил банджо и укелеле. Окончив школу, он устроился работать в местную фирму, производившую катапультируемые кресла и другое оборудование по обеспечению безопасности авиаперелётов. В начале пятидесятых Дэвис играл на банджо в исполнявшем трэд бэнде Steve Lane’s Southern Stompers и исполнял там под двенадцатиструнную гитару песни Лидбелли. С Алексисом Корнером они стали пересекаться в 1953-54 г.г., когда тот начал самостоятельно выступать на клубной сцене. В конце 1955 года Дэйвис организовал Лондонский скиффл-клуб, который располагался в пабе Roundhouse в Сохо. Каждый вторник он исполнял там песни из репертуара Лидбелли под гитару и губную гармонику. Вокруг него образовалась группа энтузиастов. Выступать в Roundhouse стал и Корнер.

Впоследствии Корнер вспоминал: «Однажды Сирил сказал мне, что сыт по горло такой дребеденью, как скиффл, и предложил открыть блюзовый клуб». И в 1956 году ими было открыто первое блюзовое заведение в Великобритании — Blues and Barrelhouse Club в том же Roundhouse Pub. Если в скиффл-клубе всегда было не протолкнуться от молодёжи, то в первый вечер в блюзовый клуб пришло всего три человека. Однако Корнер с Дэвисом не сложили руки и каждый четверг проводили там ночные концерты и джем-сейшны. Постепенно место стало популярным, если не культовым.

Alexis_Korner_3

В 1957 году ещё под эгидой скиффл-группы Алексиса Корнера ими были сделаны записи четырёх треков, годом позже вышедших на миньоне «Blues from the Roundhouse vol. 1» (Tempo EP, EXA 76). В записи принимали участие: Алексис Корнер (вокал, акустическая гитара), Сирил Дэвис (губная гармоника, акустическая гитара, вокал), Chris Capon (контрабас), Dave Stevens (клавишные), Mike Collins (стиральная доска). В 1958 г. был записан следующий миньон, «Blues from the Roundhouse vol. 2» (Tempo EP, EXA 102) с песнями Лидбелли.

В 1958 году состоялись британские гастроли Мадди Уотерса (Muddy Waters) и единственный лондонский клуб, где он выступал, был именно Roundhouse. Там же регулярно играли, когда приезжали в Лондон, такие знаменитости, как Memphis Slim, Roosevelt Sykes, Sonny Terry и Brownie McGhee. Впоследствии Корнер вспоминал, что «…приходили и играли там масса народу, и у нас появился шанс глубже узнать блюз, аккомпанируя людям, чьи записи мы разучивали последние десять, пятнадцать лет, а то и больше. Аккомпанировать Jack Dupree, или Little Brother Montgomery, или Memphis Slim, или Roosevelt Sykes — это было то, что надо. Они были лучшими учителями, лучше не придумаешь, там было всё. Конечно, критики подняли нас на смех. Но их насмешки нас абсолютно не трогали, потому что, честно сказать, те немногие, чьё мнение нас интересовало, поддерживали нас. Мы просто работали, работали и работали».

Что касается Мадди Уотерса, то свои первые британские гастроли он провел в фолк-блюзовом ключе, исполняя акустический репертуар, популярный в американских университетских кругах. Но британская публика хотела услышать живьём настоящий чикагский саунд, который был записан на «чессовских» синглах пятидесятых годов. Поэтому в следующий свой приезд Мадди в 1960 году выступил в полном электричестве. Услышав такой драйв на концерте, Корнер и Дэвис решили, что это то, что надо. В результате из Roundhouse их выгнали на улицу. Ни один лондонский клуб не предоставлял им свою площадку для выступлений из-за слишком громкого, по меркам того времени, звука. В конечном итоге, осенью 1961 года они на время присоединились к бэнду Криса Барбера, исполняя у него на концертах ритм-энд-блюзовый сет. Однако на повестке дня стоял вопрос о формировании собственной группы, которая должна играть именно электрический блюз. Ею и стала Blues Incorporated.

Alexis_Korner_4

Первая запись новой группы была сделана 17 января 1962 года — в лондонской студии Olympic был записан блюз из репертуара чикагского гармошечника Билли Боя Арнольда (Billy Boy Arnold) «She Fooled Me». В то время этот трек выпущен не был, он увидел свет только через десять лет на компилятивном диске Корнера «Bootleg Him!». Помимо Корнера и Дэвиса, в записи принимали участие Keith Scott (клавишные) и Colin Bowden (ударные). Имя басиста история не сохранила.

С самого начала и за всё время своего существования Blues Incorporated можно было назвать группой довольно условно. Музыканты постоянно сменяли друг друга, фанаты блюза со всей Британии приезжали поучиться и поджемовать с Корнером: это были Эрик Бёрдон (Eric Burdon) из Ньюкасла, Брайан Джонс (Brian Jones) из Челмсфорда, Пол Джонс (Paul Jones) из Оксфорда и целая группа из дельты Суррея — Мик Джаггер, Кейт Ричардс и Эрик Клэптон (Mick Jagger, Keith Richards, Eric Clapton).

Однако лондонские джазовые клубы не горели желанием приглашать выступать Blues Incorporated. И дело здесь было не только в громкости саунда, а в самой музыке, которую играла группа. Сказывалась корпоративная солидарность, стремление отстоять трэд, который стремительно терял популярность у публики. В начале 1962 года группа Корнера выступала несколько раз, но в качестве вставных номеров на джазовых концертах. Такое положение их не устраивало. Выход предложил их тогдашний вокалист Арт Вуд, обратив внимание группы на расположенный в подвале под чайным магазином бар в западном пригороде Лондона Илинге, функционировавший то как обычная пивная, то как джазовая площадка. Корнер с Дэвисом договорились с владельцем и открыли там ритм-энд-блюзовый Ealing Club. Открытие клуба состоялось ночью 17 марта 1962 года, в День святого Патрика. При полном аншлаге выступила Blues Incorporated в составе: Алексис Корнер, Сирил Дэвис, Keith Scott (клавишные), Andy Hoogenboom (бас), Дик Хекстал-Смит (саксофон), Арт Вуд (вокал) и будущий участник Rolling Stones Чарли Уоттс (ударные). В Илинге группа стала выступать каждую субботу.

С мая 1962 года Blues Incorporated стала по четвергам выступать в известном лондонском клубе Marquee, располагавшимся в Сохо. Причем если на их первое выступление там пришло чуть больше ста человек, то к сентябрю месяцу послушать группу Алексиса Корнера в клуб набивалось до тысячи посетителей. Основными вокалистами группы в то время были ведущий блюзовый вокалист Великобритании начала 60х двадцатилетний лондонец Лонг Джон Болдри (Long John Baldry) и чернокожий соул-певец Ронни Джонс (Ronnie Jones). Периодически с группой Корнера выступал и Мик Джаггер, вызывавший у зрителей бурю эмоций своим откровенно сексуальным поведением на сцене, за что был прозван Сирилом Дэвисом «Мэрилин Монро».

Alexis_Korner_5

Растущая популярность Blues Incorporated привлекла внимание продюссера Джека Гуда (Jack Good). В 1958 году Гуд запустил на телевидении молодёжную передачу «Oh, Boy!», пригласив для участия в ней Клиффа Ричарда (Cliff Richard), который с тех пор стал бессменной звездой британского шоу-бизнеса. Передача была очень популярна среди тинэйджеров и обеспечила популярность многим звездам английского рокабилли. Увидев потенциал ритм-энд-блюза, Гуд предложил Корнеру записать долгоиграющую пластинку.

Вопреки своему названию, первый в истории альбом белого блюза — «R&B from the Marquee» был записан не на клубном концерте, а в лондонской студии фирмы Decca, расположенной в West Hampstead, за один день — 8 июня 1962 года. Британский блюз начинался как исключительно клубное явление, именно там получили первое признание многие будущие звезды этого направления, такие как Джон Мэйэлл или Yardbirds. Кстати, свои ранние записи они сделали именно во время клубных концертов. В этом отношении Корнер решил не рисковать и записаться в студийных условиях, но воспроизведя программу и драйв живых выступлений.

Вспоминает присутствовавший на записи друг Алексиса Корнера, джазовый критик Чарльз Фокс (Charles Fox): «Студийная работа требует терпения даже больше, чем собственно таланта. Сначала вы занимаетесь тем, что несколько часов выстраиваете нужный баланс звука. Часто для этого необходимо рассадить музыкантов по разным местам, кого-то даже поместив за перегородку, тем самым нарушив физическое единство группы. Однако здесь все были рядом друг с другом. Некоторые трудности были только у пианиста Кита Скотта. Ему нужно было поворачивать голову, чтобы видеть, когда певец остановится, поскольку никакого звукоусиления в студии не было. Сирил Дэвис, когда пел «I Got My Mojo Working», делал микрофонную стойку ниже, поскольку дрожал и трясся, играя на губной гармонике. У другого микрофона сидели Лонг Джон Болдри, Дик Хекстал-Смит и не игравший на записи гитарист Джим Салливан (Jim Sullivan), перекидываясь имбирным печеньем и выкрикивая ответные реплики. На этом номере использовалась бас-гитара, на которой играл Teddy Wadmore. Штатный басист группы Spike Heatley воспользовался шансом посачковать. Из операторской доносится обрывок разговора: «Что, черт побрал, это за Mojo?» Ближе к полудню вся группа пошла перекусить.

Последнее испытание всегда самое трудное. Бутылки пустеют быстрее обыкновенного. Дик Хекстал-Смит вытянулся над своим тенор-саксофоном в нечто среднее между Сонни Ролинзом (Sonny Rollins) и орлом над американским посольством. Алексис Корнер сидит умиротворенно, гитара покоится на его клетчатых брюках… В самый напряжённый момент начинается просто сюрреализм. Это случилось как раз на третьем дубле «Finkle’s Cafe», когда гитара и саксофон обменивались музыкальными фразами. Несмотря на горящий красный свет, дверь студии открывается и заходит маленькая девочка, одетая в серое. Прямо как Алиса, пришедшая на чай к Сумасшедшему Шляпнику. В конце, как и в большинстве подобных случаев, чувствуется упадок сил. Всё же четырнадцать вещей за один день — это круто, это больше, чем нужно для одной пластинки — записаны на пленку. Теперь время получить деньги, упаковать инструменты и вызвать такси. Менеджер Джек Гуд нахлобучивает на голову свой котелок и отпускает последние шуточки, когда большими шагами выходит из операторской. Ударная установка убрана, бутылки выброшены».

Alexis_Korner_6

Окончательный вариант альбома включал двенадцать треков, сочетая классику чикагского блюза (в основном, из репертуара Мадди Уотерса) и композиции собственного сочинения. В последних прослеживается сильное джазовое влияние, в первую очередь, любимого Корнером Чарли Мингуса  (Charles Mingus). Собственно говоря, альбом явился своего рода компромиссом между музыкальными пристрастиями отцов-основателей Blues Incorporated — Алексиса Корнера и Сирила Дэвиса, последний из которых воспринимал только традиционный блюз и отрицательно относился к современному джазу. По словам современников, саксофон он вообще считал инструментом дьявола.

Так или иначе, но Blues Incorporated была в то время на пике своей популярности в клубах. Многие начинающие блюзовые музыканты приходили поджемовать с ними. Среди остальных ритм-энд-блюзовых групп тогда у них конкурентов не существовало. В октябре 1962 года группа записала ещё две вещи для промо-сингла, выпущенного в декабре фирмой Lyntone (LYN 298). Это был сочиненный Корнером и Дэвисом драйвовый инструментал «Up-Town», а также аранжированная Корнером «Blaydon Races» с вокалом Нэнси Спэйн (Nancy Spain). Нэнси была журналистом и радиоведущим, с Корнером они познакомились во время работы на BBC. Она стала ведущим обозревателем Daily Express и вела радиопрограммы «Женский час» и «Моё слово». Кроме того, несмотря на отрицательно настроенное общественное мнение, она была открытой лесбиянкой и жила с издательницей журнала «She» Джоан Вернер Лори (Joan Werner Laurie). Нэнси дружила со многими знаменитостями не только в Великобритании, но и в континентальной Европе. Среди последних была и Марлен Дитрих. Что касается самого Корнера, то он всегда был человеком широких взглядов, свободным от фобий и предрассудков. Он обычно говорил: «Есть только два типа музыки: хорошая и плохая», а остальное его не интересовало.

В ноябре 1962 года альбом «R&B from the Marquee» был издан фирмой Decca на её бюджетном лейбле Ace of Clubs (ACL 1130). В чарты популярности он не попал, однако сам по себе его выпуск ознаменовал начало новой эры в британской музыке — эры белого блюза. Однако в это же время творческие разногласия между Корнером и Дэвисом достигли критической точки, в результате чего последний вышел из состава Blues Incorporated и создал собственную группу Cyril Davies & R&B All-Stars. В нее вошли: Carlo Little (ударные), Rick Brown (бас) и Nicky Hopkins (клавишные). Первым гитаристом группы Сирила Дэвиса был тогда еще никому не известный Джимми Пейдж (Jimmy Page). Что касается вокалиста, то им, в конечном счете, оказался Лонг Джон Болдри, за которого между Дэвисом и Корнером развернулась настоящая борьба. Болдри ценил и хорошо относился к Корнеру, но выбрал Дэвиса, так как не хотел быть одним из многих вокалистов у Корнера. В течение 1963 года они сделали несколько записей, хотя до полномасштабного LP дело так и не дошло, регулярно выступали по клубам и приняли участие в Британском национальном джазовом фестивале. По мнению современников, группа обладала очень сильным потенциалом и могла бы составить конкуренцию Rolling Stones… если бы не трагическая смерть Сирила Дэвиса от острой лейкемии 7 января 1964 года.

Alexis_Korner_8

Уход Сирила Дэвиса был закономерным, но достаточно болезненным для группы. Заменить его было некем, однако в то же время в группе появляется новая яркая личность, поддержавшая стремление Корнера играть более джазовую музыку. Им стал Грэм Бонд (Graham Bond). Бонд родился в 1937 году с хронической астмой и ребенком часто страдал от приступов удушья. В детстве он учился играть на фортепьяно, одновременно заинтересовавшись и органной музыкой. В четырнадцать лет Бонд занялся йогой, благодаря которой увлёкся саксофоном. «Когда мне было пятнадцать, я решил собрать джаз-бэнд и, поскольку у меня была хроническая астма, я взялся за альт-саксофон, чтобы помочь укрепиться своим лёгким и дыханию». Постепенно Бонд стал известен на британской джазовой сцене и в 1960 году познакомился с Диком Хекстал-Смитом. В начале 1962 года Бонд появился сразу в двух номинациях в джазовом рейтинге журнала Melody Maker. Однако к осени того же года Бонд решил сменить альт-саксофон на клавишные, в связи с чем ушёл из джазового бэнда, в котором играл в то время. Тут как раз подвернулось приглашение Алексиса Корнера занять вакантное место. Стилистические пристрастия Бонда и Корнера совпадали, и Грэм согласился присоединиться к Blues Incorporated.

Обновлённый состав группы, кроме Корнера, Дика Хекстал-Смита и Бонда, включал: Ронни Джонса (вокал), Джонни Паркера (клавишные), а также будущих звёзд легендарного Cream — Джека Брюса (бас) и Джинджера Бейкера (ударные). При случае с ними также выступали несколько привлекательных чёрных бэк-вокалисток под названием Velvettes. Кроме своей резиденции в Marquee, они регулярно выступали в клубах таких удалённых от Лондона городов, как Манчестер и Ливерпуль.

Продолжение читайте тут.

Текст: С. А. Исправников
Источник: Blues.ru

comments powered by HyperComments
468 ad